Защитная функция адвокатуры как правовая традиция — страница 2

  • Просмотров 2643
  • Скачиваний 372
  • Размер файла 26
    Кб

слож­нейших обстоятельств дела, творческие озарения и взлеты мысли, блестящие проявления юридической интуиции, строгой последовательности в поисках исти­ны и многое другое. И все же главное — опыт прошло­го в сочетании с современностью, соотнесение с пер­вой демократической традицией, то, что Л.Н. Толстой называл "приобщением к большинству человечества". Сочетание общей и профессиональной культуры об­разует правовую

традицию, представляющую притяга­тельный образец. Адвокаты блистали в зале судебных за­седаний, талант судебного оратора нередко сочетался с даром лектора, которым восхищались самые разные аудитории, с упорством и пытливостью исследователя, для которого библиотека, общение с мыслителями прошлого — привычное дело, а не только дань традиции. Традиция остается традицией, мысль остается мыслью, где бы она ни проявлялась, на

любом рабочем месте. Сфера интеллекта, творчества весьма прихотли­ва: "светлая мысль" порой избегает специально предназначенных для нее мест и появляется там, где ее не ждали. Традиция — лучшее в интеллектуальной сфере, исторический отбор методов и технологий зашиты, ин­ститутов, средств. Уместны, например, ссылки на дела, где защитни­ком выступал знаменитый адвокат Федор Никифорович Плевако. Анализ его речей под

интересующим нас углом зрения мог бы быть продолжен в поисках эле­ментов правовой традиции в собственно адвокатской деятельности. Многие специалисты ссылаются также на речи и произведения Анатолия Федоровича Кони, ко­торый, как известно, не был адвокатом, избрал судеб­ное поприще, выступая в качестве прокурора, судьи в громких и обычных процессах. В этом есть особый смысл, помимо того, что это был судебный деятель и оратор

высочайшей правовой культуры, выступления которого можно рассматривать как образец. Дело в том, что правовая традиция в общем неде­лима, в ней снижение или возвышение в чем-то, в ка­ком-то структурном элементе рано или поздно сказы­вается на общем уровне. Может быть самый велико­лепный адвокат, но если не на высоте другие участни­ки судебного процесса, то страдает правовая культура суда как такового, культура состязательности

в поисках истины. Некоторые сравнивают адвоката и прокурора с боксерами — "кто сильнее?", но сравнение натянуто, поскольку нельзя прекратить схватку за явным пре­имуществом одной стороны. Скорее всего адвоката и прокурора можно уподо­бить сообщающимся сосудам в части установления традиции общего уровня, перетекания ее эликсира ту­да, где образовался недостаток, дефицит, в рамках спе­цифичного для культуры длительного