Юридическое оформление Крепостного права в России — страница 8

  • Просмотров 9282
  • Скачиваний 383
  • Размер файла 38
    Кб

постановлении собора говорилось, что “Воинство, служилые люди, те их земли оплачивают, и сего ради многое опустение за воинскими людьми в вотчинах их и в поместьях, платячя за тарханы, а крестьяне вышед из-за служилых людей, живут за тарханы во льготе, и от того великая нищета воинским людям прииде...” Таким образом, церковь соглашалась принести жертвы в пользу служилого населения. Собором было постановлено, что с 1 сентября 1584

года тарханы отменяются “на время... до государеву указу”. Таким образом, уже в 1584 году Юрьев день не действует, зато в казну поступает значительный земельный фонд. Вопрос о крестьянстве, без которого земельный фонд не имел ценности, решительно и неизбежно вплетался в сложную политическую программу, а правительственное уложение, упомянутое выше, касалось не только земли, но и дальнейшей судьбы крестьян. Такое допущение тем

более вероятно, что 1581 год уже был “заповедным годом” (в 1581 году вышел указ “о заповедных летах”, который “временно ” запрещал переход даже в Юрьев день), между тем как в 1580 году и до него крестьяне еще уходили от своих господ по Судебнику. Так, в тверской писцовой книге 1580 г. зафиксированы крестьянские выходы из вотчины Симеона Бекбулатовича, в приходо-расходных книгах Волоколамского монастыря отмечены крестьянские выходы,

начиная с 1573 по 1580 гг., включительно, отмечено 96 случаев выхода из-за монастыря и 26 - за монастырь. Зато в писцовых книгах 1581 года нет ни одного случая ни выхода ни входа. По свидетельству Грекова, из других документов по преимуществу судебного характера, вытекает, что с 1581 по 1586 все годы были заповедными, затем в источниках наблюдаются некоторые пробелы до 1590 года, а относительно 1590, 1592, 1594 и 1595 достоверно известно, что и эти годы

были заповедными. Из указов Бориса Годунова 1601- 1602 года выясняется, что практика заповедных годов стала правилом, а выход, разрешенный Годуновым для нескольких годов начала XVII скорее является исключением из этого правила. Что касается района распространения этого закона, то, очевидно, распространялся он на территорию всего Московского государства. Можно руководствоваться как соображениями логического характера, так и

конкретными историческими доказательствами. Прежде всего, поскольку вышеозначенная мера была вызвана интересами служилого населения – помещиков и среднего достатка вотчинников она должна была действовать там, где имелись землевладельцы средней руки, т.е. почти на всем пространстве Московского государства. Да и не было у правительства сколько-нибудь веской причины отменять Юрьев день только на какой-то определенной