Юридическое оформление Крепостного права в России — страница 7

  • Просмотров 9291
  • Скачиваний 383
  • Размер файла 38
    Кб

довольно значительная их часть) были прикреплены к земле и лишены права выхода задолго до предполагаемого указа об общем поземельном прикреплении. Таким образом “крестьянское право выхода к концу XVI века замирало само собой, без всякой его законодательной отмены” [Ключевский В.О. “Сочинения в 9 т.: курс русской истории”, М. “Мысль” т.2, стр.301].Следует сказать и об иных подходах к данному вопросу. Так, Н.М. Карамзин говорил о “

законе об укреплении сельских работников”, в то время как Погодин М.П. в своей статье “Должно ли считать Бориса Годунова основателем крепостного права”, опубликованной в 1858 году соглашался с мнением Ключевского, говоря о прикреплении не законом, а действием стихийных сил – обстоятельствами, чем вызвал резкую критику со стороны другого крупнейшего историка - Костомарова, который настаивал на том, что в 1592 году “Борис издал

указ, уничтожавший Юрьев день, право перехода крестьян... “[Костомаров Н.И. Русская История в жизнеописаниях ее главнейших деятелей”, “Феникс”, Ростов-на-Дону, 1997 год, т.1. с.567]. Б. Греков в “Кратком очерке истории русского крестьянства”, избегая резких выводов, “пробует разобраться” в данном вопросе. Автор отмечает, что это был один из таких вопросов общественной и политической жизни нашей страны, в определенном решении,

которого были заинтересованы, прежде всего, помещики, на страже которых стояла знать. Следовательно, московское правительство не могло быть нейтральным зрителем развернувшейся в связи с разрешением крестьянской проблемы. Каждый шаг московского правительства подтверждал это положение. В разгар военных действий между русскими войсками и Стефаном Баторием, когда успех склонялся в сторону Батория, 15 января 1580 года по

инициативе Ивана Грозного был созван церковный собор по вопросам не строго церковного характера. Ставился вопрос о том, как церковь может помочь государству, а в частности “воинскомучину”, пришедшему в оскудение (речь шла о монастырских землях и привилегиях). Церковь вынуждена была “уложить” то, что требовал от них царь и политический момент, то есть отказаться от расширения своих, и без того огромных, землевладений. Служилый

человек требовал земли, иначе он не мог крепко ополчаться против врага. В 1584 году, после заключения тяжелого для Москвы мира, вновь созванный при Федоре Иоановиче собор, не только подтвердил это решение, но и расширил постановку вопроса. Речь шла уже не только об ограничении притока новых земель, но и о податных привилегиях монастырей, которые являлись приманкой для мятущегося в поисках лучшей жизни крестьянства. В