Юнг. Аналитическая психология — страница 5

  • Просмотров 1695
  • Скачиваний 252
  • Размер файла 15
    Кб

многолетнему пребыванию в Китае и случайному знакомству с последними наиболее выдающимися представителями древних учений конфуцианства и игинга. Известный немецкий романист Оскар Шмиц решается поведать о том, «что, собственно говоря, делает Юнг?» По его мнению, «слово психоанализ покрывает собой лишь несущественное из того, чего добивается Юнг», - «он поступает прибегающими к нему так же, как поступали познаватели в прежние

времена, например Пифагор или Сократ». «Но, - прибавляет Шмиц, - такой образ действий несёт с собой великое освобождение из больничной атмосферы, созданной прежними психоанализом». А в своей книге «Психоанализ и йога» Шмиц утверждает, что «система Юнга впервые даёт возможность психоанализу стать на служение высшему развитию человечества». Юнг – больше, чем психоаналитик, потому что он в глазах «только – психоаналитиков» и

является не вполне психоаналитиком. Юнг принадлежит к тем странным, сложным натурам, призвание которых не укладывается в рамки определённой специальности, являющейся, поэтому лишь одним из проводников их заданий. Тесно связана деятельность швейцарца Парацельса и Юнга. Их связывает, по-видимому, схожая борьба за новые познания: Парацельс - стремился высвободить вещество от вселившихся в него духов. Стремление же Юнга

заключается в том, чтобы вобрать в психологию в психологию бессознательного (как он её понимает) этих духов, избавиться от которых Парацельсу всё-таки не удалось. Освободиться от «духов» нельзя путем отвлечения внешней природы от них: они, как сама природа, входят в окно, когда их прогнали в дверь. Лишь «пристроенные», так сказать, в Юнговой психологии бессознательного, они теряют свою власть над человеком. Идеи Юнга слишком

значительны и самобытны, чтобы не найти своего теоретического выражения и применения во всяком случае, то есть даже если бы Юнг шел в своем развитии совсем иным путём, нежели через медицину и психоанализ. Следует признать, что в настоящее время нет вообще ни одного психолога, который мог бы сравниться с ним как в практической проницательности, так и в теоретической глубине, смелости и беспредрассудочности. Его учение являет

собой полнейший переворот в психологии, к которому фрейдианство дало лишь односторонний толчок. Нельзя не согласиться с одним французским критиком в том, что «среди многих никто не трудился с большим успехом, нежели Юнг, над тем, чтобы вывести психологию из грамматической темницы, в которой она была заточена». Первый большой и основополагающий труд Карла Густава Юнга «Либидо, его метаморфозы и символы» уделяет большее