Языковые особенности дилогии П.И. Мельникова "В лесах" и "На горах" — страница 9

  • Просмотров 5610
  • Скачиваний 248
  • Размер файла 89
    Кб

Нижегородской ярмарке и тому подобное) [Шешунова, 1994, с. 580]. Под статьей «Концерты на Нижегородском теат­ре» (1850, № 17) впервые появился придуманный В. И. Далем псевдоним «Печерский», так как Павел Иванович жил на Печерской улице. В 1847 М. с успехом читал бесплат­ные лекции по истории. По воспоминаниям современников, умел «сильно действовать на слушателей» (от предводителя дворянства до семинаристов) и возбудить в них «сочувствие к

истории края», которое старался сделать досто­янием общественного сознания [Мещеряков, 1977, с. 8]. С 1841 по 1848 годы был женат на дочери арзамасского помещика Лидии Николаевне Белокопытовой. Все 7 детей от этого брака умерли во младенчестве, затем последовала и смерть болезненной жены, годами не покидавшей комнаты. В годы вдовства Мельников «считался блестящим кавалером», но с репутацией «не вполне безукоризненной» из-за «клубных

похождений» [Шешунова, 1994, с. 580]. Поэтому, когда Павел Иванович на маскараде, в костюме восточного мага, посватался к шестнадцатилетней красавице Елене Андреевне Рубинской (сироте, воспи­танной прадедом-немцем в лютеранском духе), в городе поднялась «целая буря». Невесту отпра­вили в монастырь, где подвергли длительным увеща­ниям, не поколебавшим, однако, ее решимости выйти за Мельникова. В 1852 писатель писал ей: «Я честолю­бив,

но брошу в грязь всевозможную почесть и славу; я горд, но готов поклониться негодяю, если б от этого зависело наше соединение» [Шешунова, 1994, с. 580]. В 1853 отец Н. А. Доб­ролюбова обвенчал Рубинскую с Мельниковым в ее нижегородском имении Ляхово. Шаферами были, со слов Елены Андреевны, «граф Соллогуб... и Аксаков» [Шешунова, 1994, с. 580]. От этого брака было три сына: старший, Андрей — археолог, этнограф, био­граф Мельникова и три дочери. Мать

внушала детям «безграничное благоговение к отцу и его делу», которое испытывала сама, и была «невиди­мым рычагом» и нравственной опорой писателя. Он так же горячо любил жену и делился с ней всеми мыслями [Шешунова, 1994, с. 580]. Известно, что склонность к художественному творчеству у Мельникова обнару­жилась довольно рано. Однако с детских лет с ней соперни­чал глубокий его интерес к истории. Будучи учителем нижегородской гимназии,

Мельников начал изучение истории сво­его родного города. Он много работал в местных архивах, и это вскоре принесло ему известность в ученых кругах Пе­тербурга и Москвы. Эти историко-краеведческие занятия и возбудили его интерес к «расколу», поскольку в Нижегород­ской губернии старообрядцы составляли тогда весьма значи­тельную и в известной степени влиятельную часть населе­ния. Первые шаги в изучении «раскола», как очень