Языковые особенности дилогии П.И. Мельникова "В лесах" и "На горах" — страница 7

  • Просмотров 4464
  • Скачиваний 247
  • Размер файла 89
    Кб

учащимися он хотел следовать наиболее прогрессивным педагогическим идеям того времени и увлекал тех немногих, кто сам стремился к знаниям (в их числе – К.Н. Бестужев-Рюмин, с которым Мельников всю жизнь сохранял добрые отношения). Но в этих своих стремлениях он ока­зался одиноким. Тогдашние гимназические преподаватели большей частью были людьми малообразованными и равно­душными. «В гимназии, - вспоминал позднее Мельников, - то

есть в обществе учителей, я был почти лишним челове­ком. В это время директор, инспектор и многие учителя бы­ли из семинаристов старого покроя, несносные в классе, дравшие и бившие учеников нещадно (каждую субботу была «недельная расправа», и много розог изводилось) и низкопо­клонничавшие не только перед высшими чинами губернской администрации, но и перед советниками», - то есть перед мелкой чиновничьей сошкой. Но взаимная

неприязнь между Мельниковым и его сослуживцами обусловливалась не толь­ко различием в педагогических взглядах и приемах. Большинство преподавателей гимназии в своих литературных вкусах и политических убеждениях было крайне реакцион­но. «Пушкин, по их мнению,— писал Мельников,— пустоме­ля, не имеющий изящного вкуса, и притом вольнодумец, Лер­монтов — мальчишка, которому необходимы розги. Гоголь — сальный марака, а

Белинский — сумасшедший человек, ко­торый сам не знает, что пишет» [Еремин, 1976, с. 7-8]. В годы учительства Мельников был библиотекарем гимназии, правителем дел Нижегородского статистического комитета, членом тюремного комитета, преподавал историю в училище для детей канцелярии. Первая публикация – «Дорожные записки на пути из Тамбовской губернии в Сибирь», девять очерков по истории и экономике края от Саратовской пустыни до

Перми. В Нижнем Новгороде Павел Иванович сблизился с В.И. Далем и архиепископом Иаковом – знатоком раскола. Занимался по преимуществу методическим изучением истории, статистики и археологии, разбором архивов, которых до него никто не касался; начал ряд исторических трудов, ни один из них не закончил: «История Владимиро-Суздальского княже­ства» (отрывок — «Отечественные записки», 1840, № 7), «Империя и варвары» (отрывок,

«Литературная газета», 1840, № 61), «Персия при Сасанидах» (отрывок, «Литературная газета», 1840, № 103); переводил Краледворскую рукопись и чешскую грамматику. В 1839 на славянофильской почве подружился с графом Д. Н. Толстым (в то время директором Нижегородской ярмарки), который разделял интерес Мельникова к расколу и учил его польскому языку (Мельников перевел стихотворение А. Мицке­вича «Великий художник» — «Литературная газета», 1840,