Языковые особенности дилогии П.И. Мельникова "В лесах" и "На горах" — страница 5

  • Просмотров 5575
  • Скачиваний 248
  • Размер файла 89
    Кб

старообрядческими скитами, и «с ранних лет напитался впечатлениями той природы и того быта, которые впоследствии изобразил». По мнению сына-биографа, Мельников рос в атмосфере «доверчивого патриотизма» [Мещеряков, 1977, с. 4]. Однако сам Мельников находил свое воспитание «чисто французским»: «мой гувернер … давал мне такие уроки, что это ужас. Когда я был 14 лет, я с жаром читал Вольтера, его sermon de cinguantes знал наизусть, песни Беранже

были у меня в памяти; презрение ко всему русскому считал я обязанностью» [Мещеряков, 1977, с. 5]. В 1829 году Мельников был определен в нижегородскую мужскую гимназию. Он учился в одну из самых мрачных эпох в жизни русского общества. После восстания декабри­стов правящие круги России всеми средствами стремились подавить подлинное просвещение, которое коноводы реак­ции считали источником всякой крамолы. С неуемной же­стокостью

правительство Николая I преследовало все, что за­ключало в себе хотя бы малейшие признаки живой мысли. В гимназическом преподавании насаждался схоластический шаблон и бессмысленная, отупляющая зубрежка; розга и карцер были главными средствами «воспитательного» воз­действия. Нижегородская гимназия в этом смысле не состав­ляла исключения. Учителя были «люты», редко обходились без розог и площадных ругательств» [Еремин, 1976, с.

7]. Мельников в своих воспоминаниях рас­сказал весьма характерный для обстановки тех лет эпизод. Вместе с одноклассниками он решил устроить свой театр. С увлечением разучивали они и декламировали популярные пьесы тогдашнего репертуара. Но об этих невинных заня­тиях учеников узнало учебное начальство. Наказание после­довало немедленно. Драматическую труппу под присмотром солдат отправили к директору... С ними расправились по

тогдашнему обычаю довольно круто... Из ребяческой шалости сумели раздуть страшную историю. В городе расска­зывали, будто одиннадцати- и две­надцатилетние мальчики, составили опасный заговор для ниспровержения существующего порядка. Для Мельникова увлечение театром имело еще и особое значение: тут впер­вые обнаружилась его художественная одаренность. В драматической труппе он был не только актером, но и авто­ром. Мельников

вспоминал добрым словом только одного гим­назического учителя — словесника Александра Васильевича Савельева, пришедшего на смену учителю-рутинеру. В отношениях Савельева с гимназистами-старшеклассниками не было той отпугивающей казенной непроницаемости, которая была свойственна большинству тогдашних преподавателей. В клас­се он читал Пушкина, Дельвига, Баратынского, давал своим ученикам произведения этих поэтов на дом