Языковые особенности дилогии П.И. Мельникова "В лесах" и "На горах" — страница 11

  • Просмотров 5604
  • Скачиваний 248
  • Размер файла 89
    Кб

«раско­лу», который, как он совершенно искренне думал, был пло­дом крайнего невежества и самой несусветной дикости. Дог­матика и традиции «раскола» отгородили большие массы на­рода не только от элементарных завоеваний цивилизации (старообрядцы избегали обращаться к помощи врачей, даже в первой половине XIX века они считали картошку черто­вым яблоком, им запрещено было пить чай и т. п.), но и от всего, в чем выражалась поэзия

народной жизни: «мирские» песни, хороводы и пляски почитались в старообрядче­ской среде за великий грех. Старообрядчество как обще­ственное явление — это воплощенный застой — таков был для Мельникова главный итог его исследований и разы­сканий. Однако благодаря стараниям старообрядцев сохранились для истории многие древние ру­кописи, книги, замечательные по своей художественности иконы, утварь и т.п. Мельников это

превосходно понимал, но его чисто просветительская ненависть к темной, суро­вой догматике «раскола» была так сильна, что только из-за присутствия ее элементов он, прирожденный художник, не сумел оценить такого исключительного по своей художественной силе памятника старообрядческой старины, как «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное» [Еремин, 1976, с. 14-15]. Свои взгляды на «раскол» Мельников изложил в мону­ментальном

«Отчете о современном состоянии раскола в Ни­жегородской губернии», написанном по заданию министра внутренних дел (1855 г.). В этом документе рельефно выра­зилась двойственность положения Мельникова — ученого чи­новника и просветителя. Почти десятилетняя служба не могла не повлиять на него. «Отчет» представляет собою ти­пический образец чиновничьей «дипломатии», главным ору­жием которой были верноподданнические заверения.

Сообра­зуясь с официальной политикой, Мельников писал в этом документе, что старообрядчество представляет силу, препят­ствующую «благодетельным видам» правительства, что в случае международных конфликтов «раскольники» могут оказать поддержку тому иноземному государству, которое пообещает им свободу вероисповедания. Правда, сколько-ни­будь убедительных доказательств, подтверждающих эти по­ложения, он, в сущности, не

привел. Но главное в «Отчете» не в обосновании правительствен­ного взгляда на «раскол». Сквозь официальную фразеоло­гию этого документа явственно проступает мысль Мельни­кова-просветителя о том, что «раскол» — это одно из тяжких зол народной жизни. Развивая эту мысль, он смело нельзя забывать, что «Отчет» составлялся в последние годы цар­ствования Николая I высказал соображения и выводы боль­шой обличительной силы. По