Язвы армейско-офицерского мира и пути избавления от них. (по повести Куприна Поединок) — страница 2

  • Просмотров 461
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 50
    Кб

“Горький, прочитав написанные главы , при- шел в восторг и даже прослезился. Если бы он не вдохнул в меня уверенность в работе, я романа, пожалуй, своего так бы и не закончил.” Влияние Горького, по словам Куприна определило “все буйное и смелое“ в повести. Напечатана была повесть в 1905 году в шестом сборнике “Знание“, который вышел в свет в дни разгрома русского флота при Цусиме. Правдивое изображение Куприным отсталой,

небоеспособной армии, разложившихся офицеров, забитых солдат приобретало важный смысл. “Удивительно ли, - писала 22 мая 1905 года газета “Слово“, что полк, жизнь которого описывает автор, окончательно провалился на смотру…Удивительно ли, добавим, что мы проваливаемся на большом кровавом смотру на Дальнем Востоке, хотя и знаем, что смотрит на наши войска не только вся Россия, но и весь свет” (5, стр. 482 ) То, насколько значима была

повесть для периода максимального революционного подъема 1905 года, говорит и развернувшаяся вокруг нее полемика. На страницах “Русского инвалида“, “Военного голоса“, “Разведчика“ неистовствовала реакционная военщина; повесть Куприна оценивалась как фактор “подпольной пропаганды , в которой простой народ натравливается на войско, солдаты – на офицеров, а эти последние на правительство.” Черносотенцы, атакуя Куприна за

его якобы “злостно тенденциозный… памфлет на военных, негодовали против сборников “Знания” , которые “вычеркивают у нас из списка жизнеспособных одно сословие за другим“. “Поединок“ вызвал новую волну нападок на Горького. “Герой г. Куприна… мыслит по-горьковски со всеми его специфическими выверта- ми и радикализмом“, - подчеркивали “Московские ведомости”, пользуясь случаем приписать Горькому ницшеанские взгляды. По

мнению “Русского вестника”, близость к “великому“ Максиму испортила “Поединок“ “тенденциозными проповедническими страницами“, а в основе “злобно-слепой критики армии лежит тот же рецепт Максима Горького: “Человек! Это звучит гордо“. Предостерегая читателя от “развращающих“ картин “Поединка“, охранительная печать утверждала, что Куприн не только “заносит секиру над всеми военными и именно как над сословием, но “

вообще пропагандирует какую-то социальную нивелировку с упразднением всяких классовых и сословных различий“. С другой стороны, либералы пытались всячески ослабить остроту выступления Куприна, уподобив его повесть роману “Из жизни маленького гарнизона“ немецкого беллетриста Бильзе, стоявшего за частичные реформы в армии при сохранении ее основ. Демократическая общественность и критика, приветствуя “Поединок”,