Я знаю, никакой моей вины, в том, что другие не пришли с войны

  • Просмотров 165
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 14
    Кб

Я знаю, никакой моей вины, в том, что другие не пришли с войны Каждый талантливый писатель и поэт прежде всего сын своего народа и своей эпохи. Ярчайший пример тому — все творчество Александра Трифоновича Твардовского. Поэт идет в ногу со временем. Все происходящее в жизни страны находит отклик в его произведениях. Достоверность, правдивость, точность — отличительные черты поэзии Твардовского. Ярче всего они проявляются в

поэмах «За далью — даль», «Василий Теркин», в стихотворениях «Я убит подо Ржевом», «В тот день, когда окончилась война». Правда жизни пронизывает все его творчество, она — живой родник, из которого питалась поэтическая мощь А. Твардовского.«В тот самый час воскресным днем…». Надолго остался в памяти людей тот самый воскресный день 22 июня 1941 года, когда:…с нещадной силойСтаринным голосом войнаПо всей стране завыла…Поэт сам

находился в гуще военных событий и хорошо знал все то, о чем писал в своих произведениях. Чувство вечного обязательства живых перед павшими, ощущение себя в них, а их в себе, невозможность забвения всего происшедшего заполняло душу Твардовского не только во время войны, но все послевоенные годы. Поэт говорил: «Постоянное сознание того, что я жив, я пришел с войны живой и здоровый. Но скольких я недосчитываюсь… Это была часть меня.

И я с ними что-то утерял». Эта мысль красной нитью проходит в стихотворении «В тот день, когда окончилась война».…К вам, наравне с живыми, голое свойЯ обращаю в каждой песне новой……Вы часть меня с собою унеслиС листка армейской маленькой газетки…Стихотворение «Я убит подо Ржевом» явилось голосом всех павших во время войны, всех, кого уже лет среди нас, но намять о которых жива. В основу этого стихотворения легли воспоминания

поэта о поездке под Ржев осенью 1942 года, когда там шли жестокие кровопролитные бои. Впечатления этой поездки были одними из самых удручающих и горьких до боли в сердце за всю войну. Стихотворение написано от первого лица. Эта форма показалась Твардовскому наиболее соответствующей идее стихотворения — единства павших и живых.Горестный монолог воина, повествующего о собственной гибели, достигает наивысшего накала в таких