Я уцелел, но без всего

  • Просмотров 353
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 25
    Кб

Я уцелел, но без всего Кокшенева К. А. Говорят, что Александр Проханов написал национальный бестселлер. Говорят, что роман "Господин Гексоген" создан им в порыве искренних патриотических чувств. Говорят, что наш ведущий журналист по оппозиционерству предъявил соотечественникам неслыханную "новую правду" о разрушении России. И мы можем вздохнуть с легкостью – наконец-то все разоблачены, расставлены по местам,

выравнены в шеренги. Первый парадокс прохановского "жесткого романа" – его жесткость почему-то всем пришлась по вкусу и оказалась удобоносимой для тусовщиков любой комплекции: от банкиров-миллионщиков до писцов, обслуживающих хозяев своих газет. Но грустнее другое – нормальные, любящие свое Отечество и давно пребывающие в скорби русские интеллигенты смогли увидеть в этом романе "правду осквернения страны". Именно

поэтому я решила писать о "Гексогене", задавая автору и его героям самые прямые и ясные вопросы. Вопрос первый: действительно ли роман "Господин Гексоген" можно назвать "национальным бестселлером"? Да, можно. Именно с этим утверждением я соглашусь, так как прохановский роман беспрепятственно вписывается в это пиаровское чудовище, имеющее столь дикое имя – порождение слепого, выморочного сознания

безответственных последних лет. Национальный бестселлер – безумный термин безумных лет. Ясно всякому, что определение "бестселлер" не имеет ни малейшего отношения к художественной литературе – но кричит, вопиет о своем страстном желании всем угодить и понравиться, о своем намерении включить как можно больше читателей в злободневное публицистическое пространство. Роман Проханова обладает всеми этими качествами: он

пообещал читателю рассказать правду о закулисной жизни политиков; он построен на выигрышной теме о "тайном знании", мировом заговоре; все главные герои его служат в спецразведках; жирным курсивом и с этакой размашистой прямотой говорится о евреях, а еще автор "задрал юбки" известным дамам-политикам. "Жареное", "клубничка" (эротическая и политическая) и кровушка ("наша русская", "наша мусульманская",