Всё про Шолохова — страница 8

  • Просмотров 2940
  • Скачиваний 213
  • Размер файла 34
    Кб

казачества. Он вырос в семье, обладавшей крепким хозяйством, всегда жившей в достатке, но никогда не пользовавшейся наёмным трудом. Тяжёлый крестьянский труд был для семьи Мелеховых привычным делом. Личными качествами - недюжинным природным умом, храбростью, ловкостью, силой воли, глубиной чувств, бурной, неукротимой натурой – Григорий резко выделялся среди земляков. Но при всей остроте ума Григорий не смог самостоятельно

разобраться в сложном переплетении общественных противоречий, а обстоятельства жизни не свили его с надёжным политическим руководителем. Поэтому так беспомощен Григорий в спорах с белыми офицерами. Сколько раз бывало, что он смутно чувствовал правду, но не умел её доказать и вынужден был подчиняться тому, с чем внутренне был не согласен. «Я, брат, чую, что тут ты неправильно гутаришь, - говорит он своему начальнику штаба, офицеру

Копылову, - а вот припереть тебя не умею.… Давай бросим об этом. Не путай меня, я и без тебя запутанный!» Когда Григорий лежал в госпитале, сосед по койке, большевик Гаранжа, раскрыл ему глаза на истинный смысл империалистической войны. И. Григорий возненавидел войну, рушились его прежние представления о царе, о казачьем воинском долге. Но, вернувшись с фронта домой, оказавшись в обстановке родного казацкого быта, Григорий

заколебался в своих новых, недостаточно прочно усвоенных взглядах. К тому же старина явилась перед ним замаскированной в новое одеяние: Изварин опутывает его идеей создания самостоятельного казачьего государства. Правда Григорий не верит клевете Изварина, говорит: «…Ничего я не понимаю… Мне трудно в этом разобраться… Блукаю я, как метель в степи…» Через месяц встретился Григорий с большевиком Фёдором Подтелковым и услышал,

что казачья автономия – это таже власть белых генералов. Григорий примкнул к красным, командовал сотней, затем дивизионом. Во время атаки, в результате которой было разбито большое соединение белых, Григорий был равен, провалявшись неделю в лазарете, поехал домой. Когда в хуторе белые объявили мобилизацию, Григорий отклонил предложение Кошевого бежать к красным. «Я то воевал, пущай другие спробуют», - ответил он, надеясь

отсидеться дома. Но отсидеться ему не давали. Нехотя, в последнем ряду сформированного на хуторе отряда, ехал Григорий на войну против красных. В бою он услышал донесшиеся от красноармейской цепи звуки «Интернационала» и «почуял, как, сорвавшись, резко, с перебоем стукнуло его сердце…» Григорий оказался для всех чужим. Казаки не доверяли ему, потому что раньше он был красным командиром, а когда он самовольно покинул белый фронт,