Возможности художественной литературы в научно-практической работе психологов и педагогов — страница 9

  • Просмотров 591
  • Скачиваний 16
  • Размер файла 32
    Кб

выражалось нечто такое сложное и тяжёлое, что я ещё тоже отроду не видывал на человеческих лицах: смешение глубочайшей тоски, скорби, тупой покорности и вместе с тем какой-то страстной и мрачной мечты...” Запись Ф.М. Достоевского в своей записной книжке: “Никто не может быть чем-нибудь или достигнуть чего-нибудь (выделено автором – А.Б.), ни быв сначала самим собою” была сделана гораздо раньше, чем американский учёный Роджерс

создал свою теорию развития личности, центрированную на человеке [7. С. 273 – 306]. По мысли Роджерса, для здорового, интегрированного приспособления человек должен постоянно оценивать свои переживания, чтобы увидеть, насколько они требуют изменения ценностной структуры. Если всё больше “истинных” (присущих человеку в действительности. – А.Б.) ценностей замещаются ценностями, перенятыми или заимствованными у других, но

воспринимаются как собственные, Я становится саморазрушающим домом. Такой человек будет чувствовать напряжённость, дискомфорт, ощущать себя “не в своей тарелке”. Известно, что одним из главных новообразований личности подростка является чувство взрослости. Но задолго до того, как оно было описано в учебниках по возрастной психологии, Ф.М. Достоевский описал его проявление у тринадцатилетнего Коли Красоткина в “Братьях

Карамазовых”. Через две недели Коле должно исполниться 14 лет. Среди одноклассников он самый младший, а потому несколько презираемый старшими, из самолюбия или беспардонной отваги предложил, что он ночью, когда придёт одиннадцатичасовой поезд, ляжет между рельсами ничком, пока поезд пронесётся над ним на всех парах. И сделал. Ещё пример из общения со взрослыми: Коля ждёт свидания с Алёшей Карамазовым. Это будет первое

знакомство. Ему очень хочется понравиться Алёше, он очень волнуется. Коля решил, во-первых, надо себя в грязь лицом не ударить, показать независимость, чтобы Алёша не подумал, что ему тринадцать лет и принялся за такого же мальчишку (меньше его – А.Б.), как эти. … “Скверно, однако же, то, что я такого маленького роста. Тузиков моложе меня, а на полголовы выше. Лицо у меня, впрочем, умное; я не хорош, я знаю, что я мерзок лицом, но лицо

умное. Тоже надо не очень высказываться, а то сразу-то с объятиями, он и подумает… Тьфу, какая будет мерзость, если подумает!… Так волновался Коля, изо всех сил стараясь принять независимый вид. На примере общения Алёши с Колей можно видеть, как надо щадить чувство взрослости у подростка: Алёша появился скоро и спеша подошёл к Коле… Он прямо протянул Коле руку. – Вот и вы (выделено мною – А.Б.) наконец, как мы вас все ждали.