Возможности художественной литературы в научно-практической работе психологов и педагогов — страница 8

  • Просмотров 595
  • Скачиваний 16
  • Размер файла 32
    Кб

попытки объяснить медперсоналу, что он не шизофреник, что ему необходимо уйти из лечебницы немедленно, не приводят к успеху, так как его устная монологическая речь постоянно соскальзывает на аффективную и ещё больше убеждает персонал лечебницы в своём диагнозе. Только высококвалифицированный и проницательный профессор Стравинский предложил Ивану изложить на бумаге все подозрения и обвинения против человека, которого Иван

называл Понтием Пилатом, и распорядился выдать Ивану бумагу и карандаш. Обрадованный поэт начал довольно бойко: “В милицию. Члена МАССОЛИТа Ивана Николаевича Бездомного. Заявление. Вчера вечером я пришёл с покойным М.А. Берлиозом на Патриаршие пруды…” И сразу поэт запутался, главным образом из-за слова “покойным”. С места выходила какая-то безделица: как это так – пришёл с покойным! Не ходят покойники! Действительно, чего

доброго, за сумасшедшего примут. Подумав так, Иван Николаевич начал исправлять написанное. Вышло следующее: “… с М.А. Берлиозом, впоследствии покойным…” И это не удовлетворяло автора. Пришлось применить третью редакцию, а та оказалась ещё хуже первых двух: “…Берлиозом, который попал под трамвай…” – а здесь ещё прицепился этот никому не известный композитороднофамилец, и пришлось вписывать: “… не композитором…”

Намучившись с этими двумя Берлиозами, Иван всё зачеркнул и решил начать сразу с чего-то очень сильного, чтобы немедленно привлечь внимание читающего… Мучился Иван долго, почувствовал, что обессилел, что с заявлением ему не совладать, и тихо и горько заплакал”. Иван понял, что профессор Стравинский прав, что голове надо дать отдохнуть. То, что казалось простым в устной речи, в письменной оказалось непосильным. Избирательность

восприятия, направленная на людей, особенно на их лица, у психологически проницательных людей проявляется с детства. Вот как описывает И.А. Бунин момент, когда он заметил за собой интерес к лицам в своей повести “Жизнь Арсеньева”. Это случилось во время путешествия, когда герой был ещё ребёнком, во всяком случае, до поступления в гимназию. “Путь наш лежал прямо на запад, на закатное солнце, и вот вдруг я увидел, что ещё один

человек, который тоже смотрит на него и на поля: на самом выезде из города высился необыкновенно огромный и необыкновенно скучный жёлтый дом, не имевший совершенно ничего общего ни с одним из далее виденных мною домов, – в нём было великое множество окон, и в каждом окне была железная решётка, и стоял за решёткой в одном из этих окон человек в кофте из серого сукна и в такой же бескозырке, с жёлтым пухлым лицом, на котором