Возможности художественной литературы в научно-практической работе психологов и педагогов — страница 3

  • Просмотров 622
  • Скачиваний 16
  • Размер файла 32
    Кб

которые или парализуют человека, или ведут его к вершинам. Для Достоевского не было ни слишком низкого, ни слишком высокого. Он прошёл весь путь – от пропасти к звёздам. И как жаль, что мы никогда уже не увидим этого человека, сумевшего дойти до самой сердцевины тайны и вспышками своего таланта осветившего глубину и огромность тьмы. Как же мало мы продвинулись в культуре чтения художественной литературы за полвека! Об этом можно

судить по следующему факту. Учительница Н. Долинина начала работать в начале пятидесятых годов, окончив Ленинградский университет. О своих первых шагах на этом поприще она рассказала в журнале “Нева”, No 1, 1988. Воспользуюсь фрагментом её рассказа, который поможет ощутить убогость эстетически не воспитанных людей и понять, что опоздание в деле привития художественного вкуса детям очень нежелательно. “Мы читали, – пишет Н.

Долинина, – стихотворение Пушкина “Пророк”. Я старательно объясняла каждую строчку, потом, ещё раз с упоением прочла: Духовной жаждою томим, В пустыне мрачной я влачился, – И шестикрылый серафим На перепутье мне явился… Потом вызвала ученицу, чтобы она рассказала о своём восприятии стихотворения. Ученица начала так: “Пушкин шатался по пустыне и на путях встретил Симферополя…” Класс не (выделено автором – А.Б.) грохнул от

смеха. Никто в классе не заметил, не почувствовал ничего особенного в её словах. Мне захотелось повеситься тут же, не выходя в коридор”. Мне представляется, что она повесилась бы на самом деле, услышав как уверенно выпускник педуниверстета приписывает известнейшую цитату Тургенева Емельяну Ярославскому. Художественная литература имеет не только огромный воспитательный потенциал, она содержит массу идей для научных

психологических исследований. Многие психологические феномены были описаны в художественной литературе раньше, чем стали предметом психологических исследований. К примеру. Впервые в психологической науке деление способностей на природные и духовные осуществил В.Д. Шадриков [8]. Природные способности, по его мысли, это способности действия, а духовные – способности поступка. Духовное поведение, по мысли учёного, безгрешно и

добродетельно. Но задолго до научных изысканий академика Шадрикова А.С. Пушкин утверждал, что гений и злодейство – две вещи несовместные, имея в виду духовные способности Моцарта (“Моцарт и Сальери”). Однако ещё раньше В.Д. Шадрикова способности к искусству и способности к технике на предмет совершения злодейства обладателем этих способностей разделил Е.А. Евтушенко в романе “Ягодные места”. В этом романе автор писал, что