Возможности художественной литературы в научно-практической работе психологов и педагогов — страница 2

  • Просмотров 598
  • Скачиваний 16
  • Размер файла 32
    Кб

психологи-исследователи обратились к их экспериментальному изучению. 2. Художественная литература является мощным средством формирования личности. Необходимым условием использования указанных выше возможностей художественной литературы является безусловное знание последней. К сожалению, для многих педагогов названное условие является серьёзным барьером в использовании художественной литературы как средства

воспитания. В качестве доказательства приведу факты из личной практики, которые отнюдь не единичны. Ситуация защиты дипломной работы. Дипломник говорит о необходимости экологического воспитания и в контексте выступления цитирует И.С. Тургенева, где его герой утверждает, что природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник! Вижу, что студент не совсем понимает, то что говорит. Тема дипломной работы требует почти

противоположной по содержанию цитаты, где бы говорилось, что пора относиться к природе, как к храму. Прошу назвать автора цитаты. И что же? Не моргнув глазом, выпускник отвечает: “Емельян Ярославский”. А ведь роман “Отцы и дети” Тургенева является программным произведением школьного курса литературы! Другой пример. Семинарское занятие по нравственному воспитанию. Предлагаю для размышления студентам ситуацию из романа Е.А.

Евтушенко “Ягодные места”. Суть ситуации. Главный герой романа Виктор Петрович Коломейцев, начальник геолого-разведочной экспедиции, спорит с участником экспедиции Борисом Абрамовичем Бурштейном о том, можно ли представить себе князя Мышкина, искусанного мошкарой, с рюкзаком, полным образцов, набившим до крови его спину. Коломейцев этого представить не может, а Бурштейн может и своё мнение отстаивает так: “Он бы выдержал. И

его проповеди нам бы пригодилось. Проповедь – это тоже действие. Если бы это зависело от меня, я бы везде, и в нашей экспедиции тоже, ввёл должность человека, перед которым стыдно. “А я бы ввёл должность человека, которого боятся”, – ответил Коломейцев. Бурштейн настаивает на своём и аргументирует своё мнение так: “Между стыдом и страхом огромная пропасть. Стыд учит мыслить, а страх отучивает”. Предложив эту ситуацию для

размышления, задаю вопрос: “Чью точку зрения Вы поддерживаете?” В ответ – тишина. Жду. Шушуканье и снова тишина. Через несколько минут спрашиваю, что означает это молчание? Встаёт староста и отвечает, обращаясь ко мне: “Мы не знаем, кто такой князь Мышкин”. Будущие учителя не знают Достоевского, которого знает весь мир, о котором Генри Миллер в своём романе “Тропик рака” писал, что Достоевский – это сумма всех тех противоречий,