Воинская дисциплина с социально-психологической точки зрения — страница 4

  • Просмотров 2474
  • Скачиваний 271
  • Размер файла 13
    Кб

массовыми действиями с себе подобным врагом”), возможная жертва – практически любая, в том числе собственная жизнь. В этом заключается коренная специфика, основная особенность воинской дисциплины, и одновременно требование такой дисциплины – единственная особенность армии как организации: “все остальные требования к подчинению, обращаемые ею к индивиду, или вытекают из этого основного, или не отличаются от обычных

требований, обращаемых всякой организацией к своим членам№”. Именно с этого момента автор статьи обращается собственно к личности как таковой, с тем, чтобы немного углубиться именно в психологические аспекты боя. Он кратко останавливается на специальных психологических реакциях, испытываемых “нормальным средним человеком” во время боя. При этом подчеркивается принципиальное отличие и невозможность сравнения всех

подобных действий и проявлений в бою со сходными, казалось бы, явлениями в мирной жизни№: “...убийство в бою есть не преступление... а героический подвиг, за который убийцу прославляют и о котором поэт слагает песни.” В сноске автор вскользь затрагивает очень важную и сложную тему, многократно впоследствии развивавшуюся многими известными отечественными и зарубежными психологами, а также обсуждавшуюся в самых различных

литературно-художественных произведениях (напр. Эриха Марии Ремарка). Речь идет о восприятии личностью в момент проведения военных действий симметричной личности по другую сторону линии фронта. “№В бою убивают не конкретного, а абстрактного человека”, – пишет он. С его точки зрения, боец может вести вооруженную борьбу с себе подобным врагом только постольку, поскольку тот является представителем враждебной социальной

организации. Таким образом, бой идет как бы не с людьми, а с орудиями воли вышестоящей организации; “армия борется с противостоящей ей армией, а не с солдатами, ее составляющими”. Это освобождает бойца от доли ответственности за смерть человека. В качестве доказательства автор замечает, что как только лицо – выразитель воли враждебной организации очевидно для противника теряет контроль со стороны своей организации (это может

произойти в результате ранения, сдачи в плен и т.п.), оно перестает быть выразителем ее воли и тем самым сразу же ослабевавают обращенные на него чувства ненависти, желание убить и т.д. Это наблюдение настолько интересно и фундаментально, что скромное место его (мелким шрифтом внизу страницы) можно, пожалуй, объяснить только отсутствием, по мнению автора, прямой связи его с темой статьи. Между тем фундаментальность и огромное