Великие итальянские художники эпохи Возрождения — страница 3

  • Просмотров 8212
  • Скачиваний 415
  • Размер файла 16
    Кб

таинственной и загадочной улыбке, мистической дымке, покрывающей пейзаж. Это произведение относится к числу редчайших шедевров искусства. Все, кто видел в Москве привезенную из Лувра «Джоконду», помнят минуты своей полной глухоты возле этого небольшого холста, напряжения всего лучшего в себе самом. Джоконда казалась «марсианкой», представительницей неизвестного – должно быть, будущего, а не прошлого человеческого племени,

воплощением гармонии, о которой не устал и никогда не устанет мечтать мир. Еще много можно рассказать о нем. Удивляясь, что это не вымысел и не фантазия. Вот, к примеру, можно вспомнить, как он предложил передвинуть собор Сан-Джованни, - работа такая поражает и нас, жителей ХХ столетия. Леонардо говорил: «Хороший художник должен уметь писать две главные вещи: человека и представление его души. Или это сказано о «Коломбине» из

петербургского Эрмитажа? Некоторые исследователи именно ее, а не луврский холст называют «Джокондой». Мальчик Нардо, так звали его в Винчи: незаконнорожденный сын буквоеда-нотариуса, считавший лучшими существами на Земле птиц и лошадей. Любимый всеми и одинокий, сгибавший стальные шпаги и рисовавший повешенных. Придумавший мост через Босфор и идеальный город, более прекрасный, чем у Корбюзье и Нимейера. Певший мягким

баритоном и заставлявший улыбаться Мону Лизу. В одной из последних тетрадей этот счастливец записал: «Мне казалось, что я учусь жить, но учился я умирать». Однако следом подытожил: «Хорошо прожитая жизнь - долгая жизнь». Можно ли не согласиться с Леонардо? САНДРО БОТТИЧЕЛЛИ. Сандро Боттичелли родился во Флоренции в 1445 году в семье дубильщика кожи. Первой по времени оригинальной работой Боттичелли считается «Поклонение волхвов»

(около 1740 года), где уже вполне сказалось главное свойство его первоначальной манеры – мечтательность и тонкая поэтичность. Он был одарен прирожденным чувством поэтичности, но явственный налет созерцательной грусти сквозил у него буквально во всем. Даже святой Себастьян, терзаемый стрелами мучителей, смотрит у него задумчиво и отрешенно. В конце 1470-х годов Боттичелли сблизился с кругом фактического правителя Флоренции

Лоренцо Медичи, прозванного Великолепным. В роскошных садах Лоренцо собиралось общество людей, наверное, самых просвещенных и талантливых во Флоренции. Там бывали философы, поэты, музыканты. Царила атмосфера преклонения перед красотой, причем ценилась не только красота искусства, но и красота жизни. Прообразом идеального искусства и идеальной жизни считалась античность, воспринятая, однако, через призму позднейших