Валентин Саввич Пикуль — страница 9

  • Просмотров 3698
  • Скачиваний 267
  • Размер файла 30
    Кб

1973 году. Вся книга построена на картинах борьбы двух враждующих флотов, на отваге и доблести славных балтийцев. Роман двуплановый. В центре внимания автора матросские кубрики и офицерские каюты. Если в царской армии существовала полоса отчуждения между офицерами и матросами, среди которых было немало потомственных пролетариев, зияла пропасть. Поэтому на Балтийском флоте вызревали сразу два заговора – один, революционный,

зарождался в матросской гуще, в железных недрах корабельных «низов», другой, реакционный, исходил из кают – компаний. В. Пикуль сумел верно отразить накал бурного нарастания революционных событий на Балтике. Бунт на «Гангуте» возник, казалось бы, из пустяка – вместо макарон после угольной нагрузки в кубрики выдали ячневую кашу, но этот «пустяк» уже предвещал грядущие события всесокрушающего времени… В романе приведен эпизод

– факт. Однажды, после удачной стрельбы по целевым щитам, адмирал Эссен спросил матроса корректировавшего стрельбу: «Как зовут?» – «Павел Дыбенко», - «Так вот что я тебе скажу: или ты у меня в тюрьме насидишься. Или… быть тебе на моем месте!» «Эссен не пророк но перед смертью напророчил удачно», завершает эпизод В. Пикуль. В романе «Моонзунд» точно выписаны образы офицеров – мордобойцев, будущих корниловцев, и, с другой стороны, им

противопоставлены рыцари чести, отважные и умные специалисты старого флота. С особой любовью автор прослеживает судьбу лейтенанта Сергея Артеньева (прототип этого героя – Николай Сергеевич Бартенев), честного, принципиального офицера, никогда не заигрывавшего с матросами под «брата – демократа», неуклонного в требованиях корабельной дисциплины. Артеньев крут – он заставил покончить с собой командира «Новика» фон Дена,

который на подходе к минной банке Штольпе сделал попытку сдать «Новик» противнику. Позже, в грозный канун Октября, лейтенант Артеньев организовал оборону Цереля, а когда сопротивление врагу стало невозможным, взорвал мощные батареи и пороховые погреба. В плену, в ответ на требование о подписании им капитуляции, Артеньев сказал: «Вам осталась только взорванная земля и десяток израненных человек из гарнизона – разве же это

капитуляция?…» А когда немцы приказали «всем большевикам налево», вслед за матросами шагнул налево и Артеньев… Именно о таких офицерах старой армии М. И. Калинин писал, что «…в ней постоянно имелась прослойка, выделявшая искренних патриотов и талантливых полководцев, которые честно служили родине и наперекор давлению сверху, улучшали боевое качество армии, поднимая ее авторитет на полях сражений». И крейсера подобны людям.