В путь за желанным финистом… — страница 4

  • Просмотров 819
  • Скачиваний 14
  • Размер файла 57
    Кб

основной проблеме аксиологической интерпретации волшебной сказки: выявить, какое ценностно-смысловое пространство открывает она слушателя сегодня, каким опытом делится, к чему наставляет, каким образом круг мистических обрядовых переживаний трансформируется в художественную метафору, принимает символическое значение. Итак, предметом рассмотрения мифологических истоков и возможного толкования станут мотивы: 1 Финист.

Птица. Перо. 2 "Иное царство" и путь к нему. Железные башмаки. Лес. 3 Звери-помощники и сказочные дарители. 4 Забвение невесты. Пробуждающие слезы. Финист. Птица. Перо. "…Поехал отец на базар и спрашивает дочек: – Что вам, дочки купить, чем порадовать? И говорят старшая и средняя дочки: – Купи по полушалку, да такому, чтоб цветы покрупнее, золотом расписанные. А Марьюшка стоит да молчит. Спрашивает ее отец: – А что тебе, доченька,

купить? – Купи мне, батюшка, перышко Финиста – ясна сокола. Приезжает отец, привозит дочкам полушалки, а перышка не нашел. Поехал отец в другой раз на базар. – Ну, – говорит, – дочки,заказывайте подарки. – Купи нам по сапожкам с серебряными подковками. А Марьюшка опять заказывает: – Купи мне, батюшка, перышко Финиста – ясна сокола. Ходил отец весь день, сапожки купил, а перышка не нашел. Приехал без перышка. Ладно. Поехал старик в

третий раз на базар, а старшая и средняя дочки говорят: – Купи нам по платью. А Марьюшка опять просит: – Батюшка, купи перышко Финиста – ясна сокола…" Итак, завязка сказочного сюжета связана с мотивом недостачи и отлучки старшего для ее восполнения. Перед слушателем открываются два типа героев-персонажей сказки: старшей и средней сестрам "для радости" необходимы наряды – т.е. то, что связано с земным, материальным

представлением о счастье; младшая же, Марьюшка, трижды обращается к отцу с загадочной просьбой – привезти для нее из дальних мест "перышко Финиста – Ясна Сокола". Откуда ведомо про него Марьюшке, отчего оно дороже всего иного, слушателю неясно. Явно же то, что перышко это, оказывается, достать в этом мире гораздо труднее, чем богатые наряды. Очевидно, что здесь мы встречаемся с преломленной в ценностном плане магистральной

мифологической оппозицией: свое–чужое (явное, ясное, понятное этому миру – тайное, неведомое, нездешнее). В мифе и архаической эпике это противоставление обычно разграничивает человеческий мир от миров иных. В волшебных сказках из иного, нечеловеческого царства часто берутся жены (Марья Моревна, Краса Ненаглядная, Царевна-Лягушка); тоска по "нездешнему" обычно заставляет героев отправиться в путь. В подобном типе сюжетов