В. Г. Белинский и А. С. Хомяков как педагоги — страница 7

  • Просмотров 1922
  • Скачиваний 25
  • Размер файла 35
    Кб

сочинении г-жи Монбори "Жертва"). Поздее (в 1843 г.) Белинский о женском вопросе рассуждал уже совсем по-другому: в наше время жизнь и деятельность в сфере общего есть необходимость не для одного мужчины, но точно так же и для женщины, потому что женщина точно так же есть человек, как и мужчина. Мир знания, искусства, словом, мир общего должен быть столько же открыт женщине, как и мужчине, на том основании, что и она, как и он, прежде

всего — человек, а потом уже жена, мать, хозяйка. Истинно человеческая любовь теперь может быть обоснована только на взаимном уважении друг в друге человеческого достоинства. Взаимное же уважение друг в друге человеческого достоинства производит равенство, а равенство — свободу отношений. Мужчина перестает быть властелином, а женщина — рабой, с обеих сторон устанавливаются одинаковые права и одинаковые обязанности;

последние, будучи нарушены одной стороной, тотчас же не признаются более и другой (в отзыве о сочинениях А. Пушкина). В лице Белинского русская педагогия впервые доросла до сознания необходимости прежде всего и больше всего воспитывать человека, а цель воспитания видеть в развитии человечности. Эта основная педагогическая идея выражена Белинским вполне отчетливо. Прежние рассуждения о воспитании человека и гражданина

(екатерининского времени) была только пышными фразами, прикрывавшими убогое, нищенское содержание в педагогическом отношении: воспитание строго сословное, якобы установленное самим Богом, крепостных, мещан, разночинцев, духовных, дворян, а вообще не людей и не граждан, а верноподданных. Позднее мы встречаем (в начале царствования Александра I) попытки создать бессословные школы (но не воспитывать и образовывать людей), попытки,

отцветшие прежде, чем они успели расцвести. А далее, со второй половины царствования Александра I, господствовала строжайшая сословность, о воспитании человека и речи не было, никто такую тему не ставил, о ней никто не слыхивал. И вот среди педагогической тьмы блеснул яркий луч света — было громко заявлено, что сословник, профессионал, чиновник без человека почти ничего не стоит, очень мало, а человек без сословности и

профессионализма имеет все права на существование. "Кто не сделался прежде всего человеком, тот плохой гражданин, плохой слуга царю". Это полный переворот в педагогии, новое социальное мировоззрение, особенно в связи с дополнительным утверждением Белинского, что женщина такой же человек, как и мужчина, имеет равные с ним права и обязанности. Он и она — это не существа, одно с Земли, а другое с Луны, а это два одинаково равных