Уникальный вклад Толстого в науку воспитания и образования — страница 4

  • Просмотров 4045
  • Скачиваний 389
  • Размер файла 15
    Кб

рыба, - но ведь не живая рыба». «Нет, не живая». - «Очень хорошо. А мертвая?» - «Нет». - «Прекрасно. Какая же это рыба?» - «Картина». - «Так, прекрасно». Все повторяют: это картина, и думают, что кончено. Нет, надо сказать, что это картина, изображающая рыбу». Когда Толстой вернулся в Россию и стал знакомиться с тем, как учат детей в начальных школах, он увидел, что немецкая «метода» наглядного обучения проникла и в русскую педагогику. Среди

учителей были широко распространены книги Н.А.Корфа, который советовал для «развития» учеников задавать им такие вопросы: «В чем состоит различие между курицей и собакой? А в чем сходство между ними?», «Что такое крыша?». Или: «Пересчитаешь ли ты, сколько волосьев на валенках торчит? А отчего не пересчитаешь?», «Чего у тебя на голове много? С какой целью паук выпускает паутину?», «Действие рыбы состоит в том, что она плавает. А

действие змеи, блохи, соловья, таракана, учителя, ученика?» И получалось, что самые умные ученики терялись и становили в тупик перед подобными вопросами. Такое обучение лишь отупляло школьников, вызывало у них отвращение к урокам. И вот впечатление, которое вынес Толстой из своих посещений многих школ - и зарубежных и русских: «Все, что вы видите, это скучающие лица детей, насильно вогнанных в училище, нетерпеливо ожидающих звонка

и вместе с тем со страхом ожидающих вопроса учителя, делаемого для того, чтобы против воли принуждать детей следить за преподаванием». Поначалу намерение графа организовать в своем доме бесплатную школу было встречено крестьянами с недоверием. В первый день лишь 22 ребенка несмело переступили школьный порог. Но прошло пять-шесть недель, и число учеников возросло более чем в три раза. Учеба здесь сильно отличалась от обычных

школ. Дети крепостных крестьян в то время учились в основном у дьячков и отставных солдат. Главным средством побуждения к учебе был страх наказания. Толстой же построил обучение на полной свободе учеников. «Образование, - утверждал он, - есть потребность всякого человека. Поэтому образование может быть только в форме удовлетворения потребности. Вернейший признак действительности и верности пути образования есть удовольствие,

с которым оно воспринимается. Образование на деле и в книге не может быть насильственно и должно доставлять наслаждение учащимся». Занятия начинались в 8-9 часов утра. В полдень - перерыв на обед и отдых. Затем снова занятие еще 3-4 часа. Каждый учитель давал ежедневно 5-6 уроков. В зависимости от возраста, подготовленности и успехов ученики делились на три группы: младшую, среднюю, старшую. Ученик не имел строго определенного для