Учение об эпистемологической стратегии — страница 9

  • Просмотров 699
  • Скачиваний 12
  • Размер файла 36
    Кб

деятельности, ЭС обнаруживает “вертикальное” построение с иерархическим возрастанием уровней общности установок, в соответствии с этим и глубинности восприятия эссенциальной сущности познавательных явлений. Интерпретации, приводимые указанными авторами, иллюстрирующие вводимые категориальные структуры познания, неслучайны и этой неслучайностью иллюстрируют также и саму сущность и масштабность этих структур. Примеры

ньютоновской механики, внутреннего эпистемологического ее построения, являются слишком частной и узкоспециальной темой для претендования на достаточный универсализм. В основном обобщение идет лишь на уровне внутренних признаков самих теорий и не выходит за рациональные пределы научной рациональности, не позволяя заглянуть в пласты, всегда лежащие под ними. Универсализм М. Фуко и И. Лакатоса высок, однако, он охватывает по

причине своей “горизонтальности” в большей мере внешнюю, чем внутреннюю сторону познавательных процессов. Если присмотреться, можно заметить, что и “матезис – таксономия – генетический анализ” М. Фуко, и “твердое ядро как положительная эвристика с окружающим его защитным поясом, как отрицательной эвристикой” И. Лакатоса касаются лишь внешних сторон построения (археология!) теорий и не затрагивают скрытых факторов и

причин их порождающих. Теория И. Лакатоса больше походит на обобщение конкретных отдельных научных теорий, априорно имеющих в своей основе систему аксиом (“твердое ядро”) и дедуктивную систему следствий (“защитный пояс”). Тем не менее, эти факторы и причины порождения внешней структурированности познания напрямую связаны с социальными процессами и как раз обнаруживают упущенный в данных случаях универсализм в различных

областях человеческой жизни и деятельности, и могут являться скрытыми от взгляда со стороны внешней структурированности механизмами познания. ЭС сетевого принципа [46], например, может иметь предметно-идеальное выражение в виде возникновения и развития обозначаемых нами как социотехнических и социотехнологических стратегий [47] – нейрокомпьютерных технологий, телекоммуникационных сетей, в том числе, интернета, промышленных

сетей (организационно-технологические связи внутри предприятия и сетей предприятий); экономических торгово-обменных сетей; лингво-языковых, ментально-понятийных и т. д. Общая виртуально наблюдаемая стратегическая (или смысловая) структура для этих феноменов выражается в воплощении стратегии объединения – разъединения, что является и экзистенциальным выражением и, одновременно, причиной проявления первого уровня [47].