Учение об эпистемологической стратегии — страница 7

  • Просмотров 692
  • Скачиваний 12
  • Размер файла 36
    Кб

мышления, вероятно, однако, должна выходить за рамки фундаментализма, в частности научно-теоретического [36]. Как отмечает В. С. Степин, стиль научного мышления состоит из двух компонентов: "Первым является представление о системно-структурных характеристиках объекта… Но кроме представлений о системной организации объектов познания стиль научного мышления включает еще один компонент - представление об эталонах научного

объяснения, идеалах доказательности и обоснованности знаний, а также нормах их организации, и в частности нормах строения и развертывания теоретического знания" [37]. Недостатки таких определений очевидны – они имеют те же ограничения, что и самопознание (парадокс “гомункулюса”, Ф. Крика, Р. Ридль о невозможности познать себя, теорема Геделя о неполноте, познание бессознательного и т. д.) [38]. Интересны также попытки

многопараметрического синтеза характеристик исторических типов науки (например, по В. Н. Самченко [39]), однако, они задают довольно расплывчатый образ оценки особенностей познания по причине отсутствия какого-либо доминирования в восприятии целого комплекса параметров. В связи с этим попытаемся определить степень однородности проявлений познавательной деятельности в рамках эпистемологической стратегии (ЭС). Стратегия –

подчеркивает факт развертывания познания по доминирующему плану, проявляющемуся как в общей структуре познания, так и в частных ее воплощениях. Таким образом, ЭС свойственен не только детерминизм познавательных планов, но и доминирование одного из них. Доминирование нужно понимать в количественном, так и в качественном смысле как развертывание многочисленных, разнородных и разномасштабных актов познания по сходным

сценариям [40]. По крайней мере, видимо, возможно выйти на такой уровень общности, когда достаточно различимо определяется это доминирование. ЭС позволяет абстрагироваться от предметности знания и конкретной исторической его реализации и дает возможность оценить его с метафизических позиций. Это позволяет выйти за рамки оцениваемого явления и разрешить, таким образом, парадокс “оценивания оценщика”. Стратегия также имеет

указание прежде на деятельностный активный характер познавания, имеющий двунаправленный характер: не только от объекта к познающему субъекту, но и, наоборот – от субъекта к объекту. Это означает, что ЭС является не только и не столько пассивной классификационной схемой, сколько планом воздействий на мир [41] с целью его преобразования, и, следовательно, любая ЭС имманентно содержит в себе телеологические установки, являясь