Тысяча душ — страница 2

  • Просмотров 7525
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 551
    Кб

хорошо, что они по начальству пошли, а говорил это только так, для утешения ее. У каменного купеческого дома стоял кучер в накинутом на плечи полушубке, и его Петр Михайлыч считал за нужное обласкать. - Что, брат, объездил ли лошадку-то? - спрашивал он. - Нешто-с... выламывается поманеньку, - отвечал тот. - Видел я... видел... Ты молодец... ловкий ездок! Кучер самодовольно улыбался. Мясную лавку, куда шел Годнев, купец только еще отпирал. - Эге,

Силиверст Петрович, поздненько нынче выплыл, - говорил Годнев. - Что делать, Петр Михайлыч! Позамешкался грешным делом, - отвечал купец. - Что парнишко-то мой: как там у вас? - прибавлял он, уходя за прилавок. - Что парнишко? Ничего, хорошо: способности есть; резов только; вчера опять два стекла в классе вышиб, - отвечал Петр Михайлыч. - Фу ты, господи, твоя воля! - восклицал купец, пожимая плечами. - Что только мне с этим парнем делать - ума не

приложу; спуску, кажись, не даю ему ни в чем, а хошь ты брось! - Ну, зачем же? Чересчур не надобно: хуже заколотишь. - Заколотишь его, пострела, как бы не так! - возражал купец и потом прибавлял: - Говядинки, что ли, прикажете отвесить? - Да, сударь, хоть говядинки; смотри, только помягче. - Неужели жесткой! Худой вам не отпустим... худое мы про генеральш здешних бережем. - Ну, вот уж и про генеральш! Экой вы, торговый народ, зубоскалы! - Право, так.

Не знаем только, куда эта барыня с почтмейстером деньги берегут. Петр Михайлыч только усмехался и качал головой. Из мясной лавки он проходил во внутренность гостиного двора, где торговки торговали калачами, горшками, зеленью, нитками и разного рода другими припасами. - Ты, луковница, опять с своим товаром выехала! - говорил Петр Михайлыч бабе, около которой стояла большая корзина с луком. Он терпеть не мог луку. - Полно-ка, полно,

старый барин хороший, на почине оговаривать, возьми-ка лучше прядку да и разговаривай. - Дура, я не ем луку. - То-то вы, баря: "луку не ем", все бы вам сахару. - Ну, уж не сердчай, давай прядочку, - говорил Годнев и покупал лук, который тотчас же отдавал первому попавшемуся нищему, говоря: - На-ка лучку! Только без хлеба не ешь: горько будет... Поди ко мне на двор: там тебе хлеба дадут, поди! Навстречу ему шел священник. Петр Михайлыч еще издали

ему кланялся. - Здравствуйте, - говорил он, снимая картуз и подходя к благословению. - Здравствуйте, - отвечал тот густым басом. - Что, отче, прочли мою книжку али еще нет? - Прочел и намеревался сего же дня возвратить ее с моею благодарностью. Приятное сочинение. - Да, да, поучительная книга... Занесите как-нибудь. - Непременно, - отвечал священник и истово раскланивался. Возвратившись домой, Петр Михайлыч проходил прямо на кухню, где