Творчество Поля Гогена

  • Просмотров 184
  • Скачиваний 5
  • Размер файла 195
    Кб

ПОЛЬ ГОГЕН Тех, кто считается “отцами новейшего искусства”, так же трудно, как и импрессионистов, относить к единой школе, равно как говорить об общности истоков их творчества. Разница между Ван Гогом, Гогеном и Сезанном еще очевиднее в их акварелях, чем в картинах маслом. Первые значительные гуаши Гогена возникли во время третьего пребывания художника в Бретани, в окрестностях Понт-Авена. Гогену хотелось пожить подальше от

туристов: он обосновался в уединенной деревушке Пульдю на берегу моря и со 2 октября 1889 года по 7 ноября 1890 года жил на полном пансионе в гостинице Мари Анри (по прозвищу Мари Пупе, то есть Мари Кукла) вместе со своими друзьями Филижером, Серюзье, Шарлем Лавалем и –главное - Мейером де Хааном. Якоб Мейер де Хаан родился в 1852 году в Амстердаме в богатой еврейской семье. За ежемесячную пенсию в 300 франков, дававшую ему возможность

целиком посвятить себя живописи, Мейер де Хаан уступил братьям бисквитную фабрику, которой ранее управлял. Находясь в Лондоне, он познакомился с Камилем Писсарро; последний посоветовал ему отправиться в Бретань и поработать там с Гогеном. Вот почему голландский художник оказался в Пульдю и постепенно превратился в ученика, наперсника, а также мецената основоположника “синтетизма”. Живя в Пульдю, Гоген и Мейер де Хаан

расписали дом Мари Анри. В ноябре 1889 года Гоген сделал, в частности, два портрета, предназначавшиеся для верхних створок буфета в столовой. В одном (сейчас в Национальной галерее Вашингтона - фонд Честера Дейля) он написал карикатурный автопортрет, в другом (принадлежащем Дэвиду Рокфеллеру в Нью-Йорке) представил Мейера де Хаана. Прежде чем сделать это последнее полотно, Гоген определил его композицию в акварели, подцвеченной

гуашью, красные, синие, оранжевые и желтые тона которой положены широкими четкими пятнами и сильно оконтурены. Завороженный странным лицом, рыжей бородой и деформированным туловищем друга, Гоген, не колеблясь, подчеркнул все это точными и выразительными линиями. Опершийся о деревенский стол, Мейер де Хаан с широко раскрытыми, остановившимися глазами производит впечатление человека, целиком предавшегося тоске метафизических