Творчество М. Зощенко в контексте русской литературы

  • Просмотров 541
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 76
    Кб

Министерство образования Российской Федерации Мичуринский государственный педагогический институт Филологический факультет Кафедра литературы Аксенова Наталия Юрьевна ТВОРЧЕСТВО МИХАИЛА ЗОЩЕНКО В КОНТЕКСТЕ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Дипломная работа Научный руководитель: доцент, кандидат филологических наук Гончаров П.А. Мичуринск 2000 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3 Глава I. Предшественники и последователи М. Зощенко. «Зверь» и

«неживой человек» в мире раннего Зощенко 6 Глава II. Драматургия М. Зощенко. М.. 29 Глава III. «…Пестрым бисером вашего лексикона…»Методические рекомендации к изучению рассказовМ. Зощенко в VI классе 41 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 52 ЛИТЕРАТУРА 53 ВВЕДЕНИЕ Сознание писателя определяется его духовным сопротивлением быту. Сопротивление это может быть трагическим, лирическим, сатирическим, даже идиллистическим. Такова природа искусства, вечно

противополагающего должное данному. Искусство рождается из души взволнованной, потрясенной, возмущенной, из бунта, из неприятия мира, - или из желания преобразить мир. Если искусство трагическое требует очищения, воздействия на души ужасом и состраданием, то искусство сатирическое лишь ограждает человека от мира, отчуждает его. Сатирик умывает руки перед мировою трагедией. Он не в силах ее преодолеть, но трагедия не подавляет

его; в стороне, защитив себя бронею иронии, он высокомерно наблюдает «человеческую комедию». На свете нет людей более печальных и одиноких, чем сатирики. Они, в своевольном сопротивлении «жизненной бессмыслице или тому, что им бессмыслицею кажется», - наиболее непримиримы, ибо для них не существует ни трагическое очищение, ни лирическое преображение злой яви. В эпоху горчайших и великих искушений, когда, казалось бы, всякий смех

неуместен, ирония очаровывает сердца, восстает до небес, растекается по миру. В христианскую эру, особенно же в новейший период истории, когда со всей остротой обнажались противоположности между высоким долгом и низменной повседневностью, ирония укоренилась в человеческом обществе и получила свое окончательное выражение. Над Европой с XVI века загрохотал титанический смех Рабле, но еще обольстительнее была тонкая усмешка