Творчество Г. Р. Державина с религиозной точки зрения — страница 2

  • Просмотров 460
  • Скачиваний 15
  • Размер файла 25
    Кб

потом приохочивала его к чтению, особенно духовных книг, награждая за внимание игрушками и сладостями. После первых ее уроков учителями Державина в чтении и письме сделались церковники. Известно, что не только в 1-й половине 18-го века, но еще и в последние десятилетия люди этого звания были у нас главными проводниками грамотности. Когда Гавриле Державину исполнилось 11 лет, его семья потеряла своего кормильца. Именно поэтому,

будучи человеком благородного происхождения, Гаврила был записан в Преображенский полк всего лишь солдатом. Некому было хлопотать о более высоком звании для юноши, между тем как многие другие дворяне около того же времени начинали военную службу в армии с офицерских или, по крайней мере, с унтер-офицерских чинов. У Державина же, как он сам говорил, «протекторов не было», что, впрочем, не помешало ему впоследствии по назначению

Екатерины II стать тамбовским губернатором, а позднее, уже при Александре I – министром юстиции. За свою жизнь Гаврила Романович успевает поучаствовать в дворцовом перевороте, возведшем на престол Екатерину (1762), принять участие в подавлении Пугачевского восстания (1773-1775), наконец, быть отданным под суд и получить оправдательный приговор. А еще успел оставить после себя светлую память в виде множества литературных творений.

Гаврила Романович Державин вступил в литературу уже немолодым, много повидавшим и пережившим человеком со стихами, говорившими о бренности жизни, о смерти и бессмертии. И закончил путь монументальным восьмистишием, одой «На тленность». Он написал оду за два дня до кончины и подтвердил этим, что остался поэтом в мире до гробовой доски. Многие современники Державина считали его придворным поэтом. Но он никогда таковым не был,

несмотря на попытки склонить его к этому. Державин не мог стать ручным стихотворцем, хотя бы из-за своего горячего нрава. «В правде черт», - говорил он сам о себе. Характер заставлял его наперекор вельможам и царям говорить «истину... с улыбкой». Ясно, что без простодушной улыбки, себе на уме, царям ничего не скажешь. А Державин говорил и умел, пусть не всегда, добиваться своего, зная, что правда на его стороне. В сознании своей правоты

он обращался в стихах к Богу, к Высшему Судии. Находясь под судом после тамбовского губернаторства, в оде «Величество Божие» он создает гимн во славу Творца, но не может не воскликнуть: Но грешных пламя и язык Да истребит десницы строга! Эта мысль была почерпнута поэтом из одного из псалмов книги Давида. После счастливого оправдания Державин обращается еще к одному псалму «Милость и суд воспою Тебе, Господи», и под гнетом