Творчество Цветаевой — страница 2

  • Просмотров 348
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 30
    Кб

«Мое дело срывать личины, иногда при этом задевая кожу, а иногда и мясо». Дерзость и прямота иногда претит твоему ощущению. В Германии Марина Цветаева продолжала писать все также неутомимо и безудержно. Кончилось лето, но не остыла любовь. 27 сентября помечено стихотворение «Правда»: «... Нас разлучили не люди, а тени, Мальчик мой, сердце мое!... ... Ты не услышишь. Надвинулись стены, Все потухает, сливается все... Не было, нет и не будет

замены, Мальчик мой, сердце мое!... После приезда из Германии Марина начала свой последний учебный год в гимназии М.Г. Брюхоненко. «Это была ученица совсем особого склада», - вспоминает ее одноклассница Т.Н. Астапова. - «Не шла к ней ни гимназическая форма, ни тесная школьная парта... Среди нас она была, как экзотическая птица, случайно залетевшая в стайку пернатых северного леса. Из ее внешнего облика мне особенно запечатлелся нежный

«жемчужный» цвет лица, взгляд близоруких глаз с золотистым отблеском сквозь прищуренные ресницы. Короткие русые волосы мягко ложатся вокруг головы и округлых щек. Но пожалуй самым характерным для нее были движения, походка - легкая, неслышная. Она как-то вдруг появилась и исчезла. Гимназию Цветаева посещала с перерывами. Вечно уткнувшись в книгу на последней парте, не замечала того, что происходит в классе». Марина Цветаева

готовилась в это время к выходу в литературный мир. Неопытной еще рукой отобрала она сто одиннадцать стихотворений, в большинстве случаев не проставив даты написания, смешала хронологически, и разделила, весьма условно, на три части: «Детство», «Любовь», «Только тени». Книга называлась «Вечерний альбом». Это было скрытое посвящение. Некоторые стихи уже предвещали будущего поэта. В первую очередь - безудержная и страстная

«Молитва», написанная в день 17-летия 26 сентября 1909 г. «Христос и Бог! Я жажду чуда Теперь, сейчас, в начале дня! О, дай мне умереть, покуда Вся жизнь - как книга для меня. ..................................................... Люблю и шелк и крест и каски, Моя душа мгновенный след... Ты дал мне детство - лучше сказки И дай мне смерть в 17 лет! Нет, она вовсе не хотела умирать в тот момент, когда писала эти строки - это было в своем роде расправление крыльев перед

полетом. В стихах «Вечерний альбом» рядом с попытками выразить детские впечатления и воспоминания соседствовала недетская сила, которая пробивала себе путь сквозь немудрящую оболочку зарифмованного дневника московской гимназистки. Детская, неуклюжая форма таила в себе иной раз целые бури, предвещала еще не разродившиеся грозы. Первые настоящие любовные стихи, в которых отражены страдания, впервые полюбившей души, посвящены