Творческая история рассказа Л.Н. Толстого "За что?" — страница 9

  • Просмотров 439
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 46
    Кб

“Небывалое в былом или былое в небывалом”. Впервые опубликованный в журнале “Отечественные записки” за 1849 год, рассказ В. И. Даля представляет собой довольно-таки сухой перечень событий, без указания имен героев и даже места действия. Рассказ написан в форме диалога автора и его собеседников: мы узнаем о побеге польского заключенного и расправе над ним властей. Чуть позже эти события стали известны и С. В. Максимову. Он, таким

образом, сначала познакомился с рассказом В. И. Даля, и только затем - с архивными материалами о Мигурском и с воспоминаниями о нем старожилов Нерчинска. Собранные материалы и были использованы Максимовым в работе над эпизодом о судьбе Мигурского в романе “Сибирь и каторга”. Глубоко трагическую ситуацию Максимов также передал весьма сжато и бледно. Но сюжет, благодаря ему был замечен Толстым. Основываясь на фабуле, изложеной С.

В. Максимовым он написал рассказ. Повествование Максимова, близкое к протокольному, под пером гениального художника превратилось в чудесное произведение, полное громадной эстетической силы. С. В. Максимов не даёт оценки описываемых событий, н выражае своего отношения к ним. Он довольно обстоятельно передает лишь события из жизни Альбины Мигурской, которая “презрела все общественные связи, богатство и не обратила внимания на

советы родных и друзей, на невзгоды дальнего пути, на грустную будущность и поехала в город Уральск к своему жениху”1. Автор повествует о том, что в ссылке у Мигурской умерли двое детей, что именно у нее созревает план освобождения из заключения себя и мужа. Ей доставляют письмо мужа, который якобы решил покончить с собой, бросившись в реку. Мигурская обращается к начальству с просьбой разрешить ей возвратиться на родину вместе с

прахом детей. Разрешение было получено. В гроб Мигурская прячет мужа. Путешествие шло благополучно, но в Саратовской губернии казак, сопровождавший Мигурскую, подслушал разговор супругов и доложил начальству. “В Саратов супруги явились уже пленными... Манифест по поводу бракосочетания покойного императора Александра II освободил Мигурского от наказания ; его отправили не в работу, а только в сибирские войска и поместили в

Нерчинском заводе. Здесь Мигурская заболела чахоткой и умерла”2. Как же Толстой достигает того, что сухое повествование становится картиной жизни, полной драматизма, психологической правды, чрезвычайно важной по своему общественному и художественному значению? Толстой вводит читателя в обстановку богатой польской семьи Ячевских, изображая дочерей пана Ячевского, Ванду и Альбину. В рассказе Л. Н. Толстого возникает