Трудничество и странничество как две формы праведной жизни в произведениях Н.А.Некрасова — страница 3

  • Просмотров 161
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 23
    Кб

«Кому на Руси жить хорошо» Савелий, который, обращаясь к Матрёне Тимофеевне, говорит: “Ты думаешь, Матрёнушка, // Мужик — не богатырь? // И жизнь его не ратная, // И смерть ему не писана // В бою — а богатырь!” Крестьянский труд мало что даёт в материальном отношении: в лучшем случае он дарует мужику ровно столько, сколько нужно для скромного достатка и поддержания жизни. Сама природа приглушает в русском человеке материальные

стимулы труда, но зато сполна мобилизует другие, духовные его мотивы. Эта мысль отчётливо звучит в поэме «Крестьянские дети»: Любите свой хлеб трудовой — И пусть обаянье поэзии детства Проводит вас в недра землицы родной!.. Любовь к “скудному полю” требует прежде всего духовного, детски-бескорыстного к нему отношения. Она не подвластна земным, материальным мотивам, она выше конечного и преходящего (именно поэтому Некрасов

подчёркивает здесь тему вечности). Без этой любви крестьянский труд теряет свою красоту и поэтичность. * * * В стихотворении «Влас» (1855) Некрасов создаёт образ русского странника, собирающего пожертвования на строительство церкви. Очень важным является то, что этот человек раньше был “великим грешником” (этот образ будет и в поэме «Кому на Руси жить хорошо») — так возникает тема греха. Каноническая церковь признаёт грехом

нарушение заповедей Христа: “Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди. Говорит Ему: «Какие?» А Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего как самого себя». Юноша говорит Ему: всё это сохранил я от юности моей; чего ещё недостаёт мне? Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твоё и раздай нищим; и будешь иметь

сокровище на небесах…” (Мф. 19, 17–21). Интересно осмысление греха в духовных стихах, являющихся результатом освоения христианства народом (далеко не адекватного христианскому учению в его чистоте). В духовных стихах принципы благочестия более конкретны: Как я, Господи, восскорбил своею душею От смертного часу до Христова воскресения, Такожды и вы попоститеся Верою и любовию, кротостями и смирением, Своими благими делами.

(Иерусалимские стихи) Только всем поможеть посты и молитвы, милостыня наша, Кто нищему даваить да родителей своих поминаеть. Нас Господь помяне за престолом Своим, За архангельскым гласым да за райской пишшай. Кто мёртвых проводить до Божьей до церкви С кануном, с свячою, Богу помолится — На веки спасётся, на многая лета! (Плач Адама) В стихотворении критерии греховности приобретают социальный характер. Влас преступил законы