Трое в лодке, не считая собаки — страница 7

  • Просмотров 3335
  • Скачиваний 10
  • Размер файла 245
    Кб

понедельник он уже уписывал за обе щеки куриный бульон. Он сошел на берег во вторник и с грустью смотрел, как пароход отваливает от пристани. "Вот он и уходит! - промолвил мой приятель. - Вот он и уходит, а с ним и сорокашиллинговый запас провизии, который принадлежит мне по праву, но который мне не достался". Он говорил, что, если бы ему добавили еще только один день, он сумел бы наверстать упущенное. Итак, я решительно

воспротивился прогулке по морю. Дело не в том, объяснил я, что мне страшно за себя. У меня никогда не было морской болезни. Но я боялся за Джорджа. Джордж сказал, что он в себе уверен и ничего бы не имел против прогулки по морю. Но он не советует Гаррису и мне даже думать об этом, так как не сомневается, что мы оба заболеем. Гаррис сказал, что лично для него всегда было загадкой, как это люди ухитряются страдать морской болезнью, Что все

это сплошное притворство, что он часто хотел тоже заболеть, но ему так и не удалось. Потом он стал рассказывать нам истории о том, как он пересекал Ла-Манш в такой шторм, что пассажиров пришлось привязывать к койкам, и только два человека на борту - он сам и капитан корабля - устояли против морской болезни. Иногда теми, кто устоял против морской болезни, оказывались он сам и второй помощник, но неизменно это был он сам и кто-то другой.

Если же это были не он сам плюс кто-то другой, то это был он один. Странная вещь: людей, подверженных морской болезни, вообще не бывает... на суше. В море вы встречаете этих несчастных на каждом шагу, на пароходе их хоть отбавляй. Но на твердой земле мне еще ни разу не попадался человек, который знал бы, что значит болеть морской болезнью. Просто диву даешься: куда исчезают, сойдя на берег, те тысячи и тысячи страдальцев, которыми кишмя

кишит любое судно. Я мог бы легко объяснить эту загадку, если бы люди в большинстве своем были похожи на одного молодчика, которого я видел на пароходе, шедшем в Ярмут. Помню, мы только-только отвалили от Саутэндской пристани, как я заметил, что он с опасностью для жизни перегнулся через борт. Я поспешил ему на помощь. "Эй! Поосторожней! - сказал я, тряся его за плечо. - Этак вы можете оказаться за бортом". "О господи! Там хуже не

будет!" - Вот все, что мне удалось из него выжать. С тем мне и пришлось его оставить. Три недели спустя я встретился с ним в Бате в ресторане гостиницы, где он рассказывал о своих путешествиях и с жаром распространялся о своей любви к морю. "Как я переношу качку? - воскликнул он в ответ на вопрос робкого молодого человека, смотревшего на него с восхищением. - Признаться, однажды меня слегка мутило. Это было у мыса Горн.1 Наутро