Трое в лодке, не считая собаки — страница 6

  • Просмотров 3331
  • Скачиваний 10
  • Размер файла 245
    Кб

обратный билет. Говорят, он предлагал его каждому встречному и поперечному с неслыханной скидкой; в конце концов билет был пристроен за восемнадцать пенсов некоему худосочному юнцу, которому врач прописал морской воздух и моцион. "Морской воздух! - воскликнул мой шурин, с нежностью вкладывая билет ему в руку. - Ого, да вы будете им сыты по горло на всю жизнь. А что касается моциона, то, сидя на палубе корабля, вы получите больше

моциона, чем если бы ходили колесом по берегу". Он сам - мой шурин - вернулся поездом. Он объяснил, что Северо-Западная железная дорога достаточно полезна для его здоровья. Другой мой знакомый отправился в недельную прогулку вдоль побережья. Перед отплытием к нему подошел стюард и спросил, будет ли он расплачиваться за каждый обед отдельно или сразу оплатит стол за все дни. Стюард посоветовал второй способ, как более выгодный.

Он сказал, что питание на всю неделю обойдется в два фунта пять шиллингов. Он сказал, что на завтрак подают рыбу и жареное мясо. Ленч бывает в час и состоит из четырех блюд. В шесть часов - обед: суп, entree,1 жаркое, дичь, салат, сладкое, сыр и фрукты. И наконец, в десять часов - легкий ужин из нескольких мясных блюд. Мой приятель решил, что эта сорокапятишиллинговая сделка ему подходит (он любитель покушать), и выложил деньги. Ленч подали,

когда судно только что отошло от Ширнесса. Мой приятель проголодался меньше, чем ожидал, и ограничился куском вареного мяса и земляникой со сливками. После ленча он довольно долго предавался размышлениям, и ему то казалось, что он уже с неделю не ел ничего другого, кроме вареного мяса, то - что он последние годы прожил на одной землянике со сливками. Равным образом ни мясо, ни земляника со сливками не были в восторге - наоборот, им

явно не хотелось оставаться там, куда они попали. В шесть часов его позвали обедать. Он встретил приглашение без всякого энтузиазма, но воспоминания об уплаченных сорока пяти шиллингах пробудили в нем чувство долга, и он, держась за канаты и прочее, спустился по трапу. Внизу его встретило аппетитное благоухание лука и горячей ветчины, смешанное с ароматом овощей и жареной рыбы. Тут к нему подскочил стюард и спросил со сладкой

улыбкой: "Что вы пожелаете выбрать к обеду, сэр?" "Лучше помогите мне выбраться отсюда", - чуть слышно прошептал он. Его поспешно вытащили на палубу, прислонили к подветренному борту и оставили в одиночестве. В продолжение следующих четырех дней он жил простой и безгрешной жизнью, питаясь сухариками и содовой водой, но к субботе он воспрянул духом и отважился на чашку слабого чая с ломтиком поджаренного хлеба. А в