Три толстяка — страница 14

  • Просмотров 2738
  • Скачиваний 10
  • Размер файла 139
    Кб

и я упаду в парк Трех Толстяков!" - ужаснулся продавец. А в следующую минуту он медленно, важно и красиво проплыл над парком, опускаясь все ниже и ниже. Ветер успокаивался. "Пожалуй, я сейчас сяду на землю. Меня схватят, сначала побьют осно- вательно, а потом посадят в тюрьму или, чтобы не возиться, сразу отрубят голову". Его никто не увидел. Только с одного дерева прыснули во все стороны перепуганные птицы. От летящей

разноцветной кучи шаров падала легкая, воздушная тень, подобная тен облака. Просвечивая радужными веселыми красками, она скользнула по дорожке, усыпанной гравием, по клумбе, по статуе мальчика, сидящего рхом на гусе, и по гвардейцу, который заснул на часах. И от этого с лицом гвардейца произошли чудесные перемены. Сра- зу его нос стал синий, как у мертвеца, потом зеный, как у фокусника, и наконец красный, как у пьяницы. Так, меняя

окраску, пересыпаются стек- лышки в калейдоскопе. Приближалась роковая минута: продавец направлялся к раскрытым окнам дворца. Он не сомневался, что сейчас влетит в одно из них, точно пушин- ка Так и случилось. Продавец влетел в окно. И окно оказалось окном дворцовой кухни. Это было кондитерское отделение. Сегодня во Дворце Трех Толстяков предполагался парадный завтрак по случаю удачного подавления вчерашнегоятежа. После

завтрака Три Толстя- ка, весь Государственный совет, свита и почтенные гости собирались ехать на Площадь Суда. Друзья мои, попасть в дворцовую кондитерскую - дело очень заманчивое. Толстяки знали толк в яствах. К тому же и случай был исключительный. Па- радный завтрак! Можете себе представить, какую интересную работу делали сегодня дворцовые повара и кондитеры. Влетая в кондитерскую, продавец почувствовал в одно и то же время ужас

и восторг. Так, вероятно, ужасается и восторгается оса, летящая на торт, выставленный на окне беззаботной хозяйкой. Он летел одну минуту, он ничего не успел разглядеть как следует. Сперва ему показалось, что он попал в какой-то удивительный птичник, где возились, с пением и свистом, шипя и треща, разноцветные драгоценные птицы южных стран. А в следующее мгновение он подумал, что это не птичник, а фруктовая лавка, полная тропических

плодов, раздавленных, сочащихся, залитых собственным соком. Сладкое головокружительное благоухание ударило ему в нос; жар и духота сперли ему горло. Тут уже все смешалось: и удивительный птичник, и фруктовая лавка. Продавец со всего размаху сел во что-то мягкое и теплое. Шаров он не выпускал - он крепко держал веревочку. Шары неподвижно остановились у него над головой. Он зажмурил глаза и решил их не раскрывать - ни за что в жизни.