Три мира в романе Булгакова Мастер и маргарита

  • Просмотров 77
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 15
    Кб

Три мира в романе Булгакова "Мастер и маргарита" Автор: Булгаков М.А. Роман М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" принадлежит к тем произведениям, которые хочется и обязательно нужно перечитывать, чтобы глубже понять подтекст, увидеть новые детали, на которые с первого раза мы и не обратили внимания. С числом три мы в нашем мире сталкиваемся неоднократно: это основная категория жизни (рождение — жизнь — смерть),

мышления (идея — мысль — действие), времени (прошлое — настоящее — будущее). В христианстве тоже многое построено на троичности: триединство божественной троицы, управление земным миром (Бог — человек — Дьявол). Михаил Булгаков был уверен, что троичность соответствует истине, поэтому можно заметить, что события в романе происходят в трех измерениях: в древнем "Ершалаимском" мире, в современном писателю московском мире 30-х

годов и в мире мистическом, фантастическом, потустороннем. Вначале нам кажется, что эти три плана почти не соприкасаются. Казалось бы, какие отношения могут быть у современных москвичей с героями литературного романа с евангельской тематикой, а уж тем более — с самим Сатаной? Но очень скоро мы понимаем, насколько ошибались. Булгаков видит все по-своему и предлагает взглянуть на окружающую действительность (а не только на

события романа) по-новому. На самом деле мы являемся свидетелями постоянного взаимодействия, тесной взаимосвязи трех миров: творчества, обычной жизни и высших сил, или провидения. Происходящее в романе Мастера о древнем Ершалаимском мире явственно перекликается с событиями современной Москвы. Эта перекличка не только внешняя, когда литературные герои "романа в романе" портретно и действиями похожи на москвичей (в Мастере

проглядывают черты Иешуа Га-Ноцри, приятель Мастера Алоизий Могарыч напоминает Иуду, Левий Матвей при всей его преданности так же ограничен, как и поэт Иван Бездомный). Есть и более глубокое сходство, ведь в беседах Понтия Пилата с Га-Ноцри затрагиваются многие нравственные проблемы, вопросы истины, добра и зла, которые, как мы видим, не были до конца решены ни в Москве 30-х годов, ни даже сегодня — эти вопросы принадлежат к разряду