Трансформации классической рифмы А.С. Пушкина в творчестве В. Маяковского — страница 3

  • Просмотров 1180
  • Скачиваний 13
  • Размер файла 46
    Кб

существу. Таким образом, рифма определялась как фонетический повтор, играющий ритмическую роль. Это делает рифму особенно интересной для наблюдений над природой ритмических повторов в поэтическом тексте. Сложность вопроса о происхождении рифмы заключается в трудности установления этого решающего момента – канонизации звукового повтора в новой композиционной функции. Освоение рифмовки проходило в русском стихе в 17-18 веках.

Основой для этого освоения был опыт устного народного стиха. Ни один из трех видов устного стиха не знал рифмы как последовательно проведенного приема – повторяющегося сигнала при конце ритмических отрезков текста. Рифма появлялась лишь спорадически, как средство подчеркнуть параллелизм; в говорном стихе пословиц она была преимущественно женской и мужской («Ложкой кормит, а стеблем глаз колет», «Пришла беда – отворяй

ворота»), в речитативном стихе былин – преимущественно дактилической («Во глазах, мужик, да подлыгаешься, Во глазах, мужик, да насмехаешься…»). Такая роль «служанки для параллелизма» имела для рифмы два важных последствия. Во-первых, она была по преимуществу грамматична: около четверти всех рифм (в пословицах) были глагольные, около трети – образованы существительными в одном роде, числе и падеже. Во-вторых, обращая больше

внимания на грамматику, она обращала меньше внимания на фонетику: строгое совпадение согласных звуков было необязательно. Сдвиги при переходе от устного стиха к письменному были неизбежны и совершались они в трех характерных направлениях: Рифма становится грамматичнее, однороднее: доля глагольных рифм, самых легких, повышается почти до половины. Чаще употребляются дактилические рифмы Рифма становится точнее: среди мужских и

женских доля неточных падает до 5%, среди дактилических – до 15%. Все эти отличительные признаки характерны преимущественно для высоких жанров досиллабического стиха – Шаховского, Хворостинина, приказных стихотворцев. Что касается низших жанров, где стихи сперва слагались на слух, а потом записывались, то здесь черты устного говорного стиха держались гораздо крепче. В силлабике определяющим в рифме является только количество

созвучных слогов в конце стиха – в зависимости от этого рифмы делятся на односложные, двусложные и т.д., а положение ударения теоретически безразлично. Образцом для русской силлабики была силлабика польская. Русские силлабисты восприняли женское окончание польского стиха как самостоятельную тоническую константу. У Тредиаковского в «Новом и кратком способе» 1735 года утверждается сам термин «рифма» и различение «мужеских» и