Трансформации классической рифмы А.С. Пушкина в творчестве В. Маяковского — страница 10

  • Просмотров 1164
  • Скачиваний 13
  • Размер файла 46
    Кб

«Скупым рыцарем», напечатана статья барона Розена «О Рифме». Поместив эту статью в таком контексте, Пушкин превратил ее в своеобразный поэтический манифест-комментарий к своей трагедии и потенциально к другим трагедиям всего цикла. В статье Розена Рифма изображена и мифологизирована как дешевая соблазнительница, на которую падки не греки и латыняне, а молодые, «темпераментные» и невыдержанные поэтические традиции с

неустоявшимся вкусом и восточной («арабской») любовью к мишуре. Розен противопоставляет эстетический вкус греческой и латинской классической поэзии, а также современных ему Англии и Германии и русского народного чутья с одной стороны, «безвкусной» любви к рифме легкомысленной и молодой пост-латинской и испорченной пышностью «магометанского вкуса» романской Европы – с другой. Тем самым Розен отвергает или компрометирует, в

частности, всю традицию трубадуров, труверов, и проч., включая и французский классицизм, о стихотворчестве которого и о рифмовке в нем сам Пушкин отзывался как и Розен: «слишком напоминает гремушки и пеленки младенчества». Интересно и важно для нас здесь то, за что именно Розен хвалит русский народный вкус, так как, – если принять во внимание «манифестное» значение статьи Розена для Пушкина, – это позволяет увидеть, какое

значение сам Пушкин придавал стилистическому потенциалу рифмы в контексте русской языковой и поэтической традиции (в отличие, например, от жеманности и высокопарности, которые, по его мнению, рифма сигнализирует во французском классицизме) и как он этот потенциал реализовывал именно в качестве русского поэта с русским ухом. Розен постоянно подчеркивает, что русская народная поэзия не игнорирует рифму, но «резервирует» ее

употребление для этих снижающих функций. Однако Пушкин, как это ему свойственно, всю систему усложняет. Рифма появляется у него как «компромат», то есть там, где сам говорящий будет претендовать на высокое или апеллировать к нему. Обличая низость по барону Розену, она, однако, будет относиться не к изначально низкому, а к снижению того, что, на первый взгляд, кажется высоким, то есть к высокопарному. Второй момент усложнения в том,

что Пушкин задействует не только рифмы, но и квази-рифмы, так как ему важно воздействовать на подсознательное и бессознательное восприятие читателем его текста. Поэтому рифма, например, в «Моцарте и Сальери» вернется в свой изначальный культурный контекст (по Розену) в народной, античной (и библейской, добавлю от себя) поэзии: она станет частным и далеко не преобладающим случаем структурного параллелизма и других