Трагедия магистра смеха Опальные рассказы — страница 5

  • Просмотров 252
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 25
    Кб

своего нареченного. Таких красивых женщин мне еще не довелось видеть. Я попросил Ладу разделить со мной одиночество. -- А что будет потом? -- спросила она. -- Пройдет восторг первых ночей, наступит обыденность, вас потянет в Ленинград или в Москву. Я упорно твердил свое, что она не должна оставаться в заброшенном крае, где кроме леденящего душу холода ничего нет. -- Ошибаетесь, дорогой Михаил Михайлович, -- проговорила Лада протяжно,

чуть нараспев. -- У меня есть три сына, три богатыря -- Петр, Александр, Николай; чтобы счастливыми были, нарекла их царскими именами. Кроме того есть Вера в Бога, Библия, иконы, книги, скажите, разве этого мало? Я ничего не мог с собой поделать, мне все нравилось в этой женщине: и легкая воздушная походка, и певучая образная русская речь, и то, как она работала -- убирала, стирала, готовила, стряпала. Лада никогда не роптала, все делала с

удовольствием. Поздно вечером, когда засыпали дети. Лада брала старенькую гитару. Она знала множество старинных песен и романсов. Трудно было понять, откуда у нее брались силы, какие соки напаивали ее светлую душу? Лада жила в крае вечной мерзлоты, где летом зима и весной зима. Однажды она отправилась в лавочку за керосином. Стемнело. Захлестывала метель. Лада ускорила шаг. В шуме ветра почувствовала, скорее интуитивно, что ее

кто-то тяжело нагоняет. Остановилась. В нескольких метрах от нее возвышалась полутонная глыба белой медведицы, которая сверлила женщину пуговичными глазками. Начался поединок. Лада кинжалом, с которым никогда не расставалась, убила медведицу. Целый год в доме было мясо. В тот вечер я спросил за ужином: -- Лада, вот вы говорите про Веру в Бога, подчеркиваете свое с ним единение, не забываете молиться, с детства совершаете обряды,

приучили детей молиться, а вот ОН забрал у вас любимого человека, вашего единственного мужчину, отца ваших сыновей? Женщина спокойно ответила: -- Мой отец священник, последователь патриарха Тихона. Его с матушкой расстреляли большевики. Мы псковичи. Сюда нас навечно сослали. Простите за откровенность, если что не так... Я поехал в Новгород, затем два месяца жил в монастыре под Псковом. Ездил к Пушкину в Михайловское. Потом

последовали Курск, Брянск, Клинцы, Орел. Владимир, Суздаль, Тамбов, исколесил Смоленскую губернию и снова вернулся в Петроград. -- Удалось ли вам, Михаил Михайлович, хоть в какой-то степени найти в писательстве внутренний покой? -- Читательская масса в моих рассказах искала голый смех, попросту говоря, им хотелось "поржать, да животики надорвать". Людские страдания, нечистоплотность жизни, остались за кадром, даже маститые