Трагедия Григория Мелехова в романе "Тихий Дон" — страница 2

  • Просмотров 123
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 17
    Кб

убил двух австрийских солдат. Одного из убийств можно было избежать. Сознание этого страшной тяжестью легло на душу. Скорбный облик убитого являлся потом и во сне, вызвал “нутряную боль”. Описывая лица попавших на фронт казаков, писатель нашёл выразительное сравнение: они напоминали “стеблинки скошенной вянущей и меняющей свой облик травы”. Таким скошенным вянущим стеблем стал и Григорий Мелехов: необходимость убивать

лишала его душу нравственной опоры в жизни. Григорию Мелехову много раз приходилось наблюдать жестокость и белых, и красных, поэтому лозунги классовой ненависти стали казаться ему бесплодными: Хотелось отвернуться от всего бурлившего ненавистью, враждебного и непонятного мира … Тянуло к большевикам – шёл, других вёл за собой, а потом брало раздумье, холодел сердцем. Междоусобицы измотали Мелехова, но человеческое в нём не

угасло. Чем больше втягивал Мелехова водоворот гражданской войны, тем вожделённее его мечта о мирном труде. От горя утрат, ран, метаний в поисках социальной справедливости Мелехов рано постарел, утратил былую удаль. Однако не растерял “человеческое в человеке”, его чувства и переживания – всегда искренние – не притуплялись, а пожалуй, обострялись. Проявления его отзывчивости и сочувствия людям особенно выразительны в

завершающих частях произведения. Героя потрясает зрелище убитых: “обнажив голову, стараясь не дышать, осторожно” объезжает он мёртвого старика, растянувшегося на рассыпанной золотой пшенице. Проезжая местами, где катилась колесница войны, печально останавливается перед трупом замученной женщины, поправляет на ней одежду, предлагает Прохору похоронить её. Он похоронил невинно убитого, доброго, трудолюбивого деда Сашку под

тем же тополем, где в своё время последний похоронил его и Аксиньи дочь. В сцене похорон Аксиньи перед нами предстаёт убитый горем, выпивший до краёв полную чашу страданий, до срока постаревший человек, и мы понимаем: ощутить с такой глубинной силой горе утраты могло только великое, хотя и израненное сердце. В заключительных сценах романа Шолохов обнажает страшную опустошенность своего героя. Мелехов потерял самого любимого

человека – Аксинью. Жизнь утратила в его глазах весь смысл и всё значение. Ещё раньше осознавая трагизм своего положения, он говорит: “От белых отбился, к красным не пристал, так и плаваю как навоз в проруби…”. В образе Григория заключёно большое типическое обобщение. Тот тупик, в котором он оказался, разумеется, не отражал процессов, происходивших во всём казачестве. Типичность героя заключается не в том. Трагично поучительна