Трагедия Гобсека — страница 2

  • Просмотров 177
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 17
    Кб

зависимости от обстоятельств". Гобсек не верил в нравственность людей, в их порядочность. "Человек везде одинаков: везде идет борьба между бедными и богатыми, везде. И она неизбежна. Так лучше уж самому давить, чем позволять, чтобы другие тебя давили". Дервилю, в то время во многих вопросах наивному, слова Робсека казались кощунством. Он верил в человеческое благородство, сам он недавно полюбил девушку-белошвейку Фанни

Мальво, кстати одну из случайных "клиенток" Гобсека. От Гобсека Дервиль узнал правду о жестокой борьбе интересов, которая определяет жизнь буржуазного общества, подобно тому, как узнает правду юный Растиньяк в романе "Отец Горио" от каторжника Вотрена. Тем более трагическими показались Дервилю сцены, связанные с разорением семьи Ресто, свидетелем которых он оказался. Нравственное падение человека, корыстные

интересы, хищные повадки — вот что узнал Дервиль, повстречав Анастази де Ресто, Максима де Трай и самого Гобсека. Наблюдая за Живоглотом (голландское имя "Гобсек" — по-французски "Живоглот") — с циничной откровенностью обирающим своих клиентов, Дервиль понял зловещую причину господства Гобсека над многими людьми, а также истинную причину их трагедий, которые всегда имели общую основу: один отнимал деньги у другого.

"Да неужели все сводится к денькам!" — восклицает он. Именно об этом хотел сказать Бальзак своим произведением. "Нерв жизни" своего времени, "духовную сущность всего нынешнего общества", одновременно Зло и Божество буржуазного мира Бальзак видел в денежных отношениях, господствовавших над всем. Новое божество, фетиш, кумир, они коверкали человеческие жизни, отнимали детей у родителей, жен у мужей. За отдельными

эпизодами повести "Гобсек" стоят все эти проблемы. Анастази, столкнувшая тело умершего мужа с постели, чтобы найти его деловые бумаги, была для Бальзака живым воплощением разрушительных страстей, порожденных денежными интересами. Но еще примечательнее в этом отношении финал повести: смерть Гобсека. Живоглот в своей маниакальной привязанности к деньгам, превратившейся "на пороге смерти Гобсека в какое-то

сумасшествие", не хотел "расстаться с мельчайшей частицей своих богатств". Его дом стал складом гниющих продуктов... Старик все умел взвесить, учесть, никогда не поступался своей выгодой, но он "не учел" только одного, что накопительство не может быть целью разумной человеческой жизни. Бальзак еще много раз будет возвращаться к этой важной проблеме и в романе "Евгения Гранде", и в "Истории величия и падения