Традиционное и новое в «Записке о жизни Ивана Неронова»

  • Просмотров 150
  • Скачиваний 7
  • Размер файла 28
    Кб

Традиционное и новое в «Записке о жизни Ивана Неронова» Ранчин А. М. Как полагает Н.С. Демкова, к составлению «Записки…», возможно, причастен сам Иван Неронов: «в тексте часто встречаются формы повествования от первого лица»[i]. «Записка…» дважды издавалась исследователями[ii] и неоднократно использовалась как документ по истории раннего старообрядчества и как один из основных источников биографических сведений об Иване (в

монашестве Григории) Неронове – влиятельном учителе старообрядчества и противнике церковной реформы патриарха Никона, позднее примирившемся с Никоном и господствующей Церковью на условиях, подобных тем, что были позднее приняты единоверцами. («Записка…» охватывает события жизни Неронова начиная со ссылки в Спасо-Каменный монастырь в августе 1653 г. и заканчивая январем 1659 г.) Как памятник книжности «Записка…» совершенно не

исследована; неясна и история текста этого произведения, и прежде всего – соотношение с «Житием Ивана Неронова»[iii]. «Записка…» отличается нетривиальном сочетанием традиционных и новаторских для древнерусской книжности черт. Эта особенность «Записки…» объяснима как временем ее возникновения (XVII столетие в истории русской словесности, как хорошо известно, - эпоха, характеризующаяся сложным и порой парадоксальным

соединением нового и старого), так и духовным контекстом памятника. Соединение, порой совершенно неожиданное, нового и старого свойственно старообрядческой книжности раннего времени, и сочинения протопопа Аввакума или автобиографическое «Житие» инока Епифания – лишь наиболее известные примеры такого рода. Впрочем, такого радикального новаторства, которое характерно для сочинений Аввакума (ценившего и почитавшего Неронова

как своего наставника и как проповедника) и – пусть и в меньшей степени – для Епифаниеве «Жития», в «Записке…» нет. Выбор отрезка жизни Ивана Неронова в «Записке…» определяется ее установкой: этот текст представляет собой как бы своеобразную «заготовку» к житию Неронова, при этом жизнь Неронова рассматривается как подвиг во имя исповедания истинной веры, т.е. как деяния исповедника. Соответственно, хронологические границы