Традиции русской литературы в творчестве раннего Максима Горького — страница 8

  • Просмотров 1174
  • Скачиваний 12
  • Размер файла 43
    Кб

же развенчивается: оказывается бог не дал «строгому человеку» даже одежды, чтобы прикрыть голое тело. Второй тезис до­казан судьбой Лойко Зобара и Радды: воля до­роже жизни, счастье – в свободе. Романти­ческое мировосприятие молодого Горького восходит к известным пушкинским словам: «На свете счастья нет, а есть покой и воля...» 2.2. Сказка «О маленькой фее и молодом чабане» – гимн свободе и упоение бурей Проблема любви

развивается в романти­ческих сказках Горького «О маленькой фее и молодом чабане» и «Девушка и Смерть». Тему одной из них Горький определил так: «Новая сказка на старую тему: о любви, ко­торая сильнее жизни». Сказка «О маленькой фее и молодом чабане» построена на антите­зе: противопоставлении леса и степи. Старый тенистый с могучими буками и бархатной листвой лес – мир покоя и мещанского уюта. Здесь в довольстве и неге живет

царица леса со своими дочерями, здесь сочувственно вни­мают речам важного и глупого крота, уверен­ного, что счастье – в богатстве. В степи нет ни пышных чертогов, ни бо­гатых подземных кладовых. Лишь вольный ветер играет седым ковылем, да голубеет бес­крайнее небо, да играет разноцветными крас­ками степная ширь. Горький изображает пейзаж в романтическом ключе: степь на закате дня окрашена в яркий пурпур, точно там был

развешан громадный бархатный занавес, и в складках его горело золото. Царство силы и свободы – Степь могучая моя, – поет чабан. В отличие от важного крота ча­бан не имеет никакой собственности. Но у него черные кудри, смуглые щеки, огненные глаза и смелое сердце. Звуки его песни как клекот орла. И маленькая фея, которой так счастливо и спокойно жилось в чертогах ца­рицы-матери, уходит к чабану и погибает. Майя, – пишет Горький,

– «как одинокая береза, которая, любя свободу, выдвинулась из леса далеко в степь и стояла под ветром».0 Ветер и гроза убили ее. Гибель феи символична: «не ладится песня свободы с песней люб­ви», любовь – тоже рабство, она сковывает волю человека. Умирая, Майя говорит чаба­ну: «Ты снова свободен, как орел». Любовь Майи и чабана так же сильна, как любовь Лойко Зобара и Радды. Во имя нее Майя отказывается от дворца, от леса, от

ма­тери, которая умирает с горя. Она пытается побороть даже безумный непереносимый страх, охватывающий ее во время грозы: ведь после грозы Майя все-таки остается с чаба­ном. Исключительность чувств роднит геро­ев Горького с романтическими образами Бай­рона и Шиллера, Пушкина и Лермонтова. В сказке о маленькой фее тоже возникает об­раз благородного человеческого сердца, от­вергающего установленные веками