Традиции как объект социогуманитарного познания — страница 10

  • Просмотров 687
  • Скачиваний 12
  • Размер файла 35
    Кб

деятельности, которая раньше практически отсутствовала в обществе, когда дети усваивали необходимые умения путем непосредственного включения в жизнь и быт племени, путем подражания мастеру. Однако даже и в этих случаях, как показал М. Полани, многие процедуры усваиваются только благодаря подражанию учеников своему учителю в силу того, что невозможно экстериоризировать и представить в письменном виде все процедуры

деятельности, в том числе и научной. Это означает, что самым исходным механизмом существования программ являются непосредственные образцы, прежде всего потому, что на уровне эстафет передается сам язык, с помощью которого описывается деятельность, на котором пишутся рецепты. Когда традиция задана образцом продукта, возникает задача воссоздания деятельности по этому продукту. Если традиционность в сфере обычаев, обрядов,

ритуалов, проявляется в том, чтобы в точности воспроизвести нужные действия, то в сфере литературного творчества и вообще искусства в любой его форме это не только не имеет места, но точное воспроизведение там прямо противопоказано, если не считать задачи изготовления копии какой-нибудь картины или скульптуры. Как выяснили литературоведы, традиционность в художественном творчестве проявляется как влияние, как заимствование

сюжетов, как следование определенным канонам построения литературного произведения, как подражание языку, стилю определенного писателя и т.д., ибо любое произведение – это актуальный или потенциальный образец, который может порождать и порождает последующие реализации. Однако любая реализация всегда чем-то отличается от образца. Рассмотрим случай литературного подражания Вергилию трех поэтов римской эпохи – Валерия

Флакка, Публия Папиния Станция и Силия Италика. Общая творческая черта всех трех – стиль, колеблющийся между сознательным подражанием Вергилию и бессознательным следованием запросам своего времени. «Заимствуя материал образов и оборотов у Вергилия, авторы стремятся превзойти его в разработке этого материала, варьируют синонимику, синтаксис, порядок слов, впадают то в эффективную краткость, то в напыщенную перифрастичность»

[18, с. 481]. Преследуя благую цель – написать так, как Вергилий – поэты достигли абсолютно противоположного результата. По сути дела произошло не возрождение вергилиевского стиля письма, а подновление, переработка вергилиевской топики в духе несколько смягченного лукиановского стиля. Бесперспективность такого поэтического компромисса стала очевидной. Монументальный мифологический эпос, создаваемый тремя поэтами, был осмеян