Традиции и новаторство в поэзии Владимира Маяковского — страница 2

  • Просмотров 276
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 17
    Кб

другие, неологизмы, гиперболы, реже — прием контактного повтора ("Слава, Слава, Слава героям!!!") В тематике всех ранних произведений В. Маяковского есть нечто общее: человек большой любви, страсти, человек "для сердца" оказывается ненужным, неуместным, осмеянным. В них — крик боли, отчаяния, проклятия из-за лжи и подлости окружающего мира. Поэт в ожидании появления настоящего человека: "Опять, тоскою к людям ведомый,

иду…". У поэта "тоска к людям", тяга к человеку; но вот, оглядываясь по сторонам, он видит, что перед ним вместо человека — какое-то странное существо, лишенное человеческого облика:Два аршина безликого розоватого теста:Хоть бы метка была в уголке вышита.Нет лиц, нет людей — такова основная мысль многих стихотворений раннего Маяковского.Через час отсюда в чистый переулоквытечет по человеку ваш обрюзгший жир…Жирные,

лоснящиеся существа составляют массу окружающих. Если Блок в "Плясках смерти" писал: "Как тяжко мертвецу среди людей…", то о традиции молодого Маяковского можно сказать: как тяжело средь мертвецов живому. Экстраверт Маяковский обращается к людям, но не находит понимания. В этот период доля поэта — характерно обостренное чувство одиночества, близкое к лермонтовскому или есенинскому. Все чаще в ранней лирике

проступают тюремные очертания, обозначается образ "жизнь — тюрьма", возникают ассоциации, несущие мысль о несвободе: бог, пойманный арканом в небе; городовые, распятые перекрестком. В стихотворении "Ко всему" этот образ разрастается до огромных размеров:… вся земля — каторжник с наполовинувыбритой солнцем головой!Жизнь в ранних стихотворениях Маяковского — несвободная, закованная, перечеркнутая тюремной

решеткой.Полжизни прошло, теперь не вырвешься…… я в плену. Нет мне выкупа.Оковала земля, окаянная.Я бы всех в любви моей выкупал,да в дома обнесен океан ее!Жизнь заточена, "океан любви" обнесен в дома — такой предстает действительность в ранней поэзии Маяковского. Вместе с образом тюрьмы, "загона", закованной земли развивается в творчестве Маяковского другой образ, сначала трагически окрашенный, — образ солнца. Солнце

у раннего Маяковского часто предстает в мрачном свете. Солнце — мучитель, проливающий кровь людей; солнце, едва просочившись в крохотную щелку, "как маленькая гноящаяся ранка", тут же прячется, тускнеет, побежденное мраком, теснотой. Солнце — "неб самодержец", жирный и рыжий, выезжающий "по тропам крыш". Раннему Маяковскому мерещились "косые скулы океана", он мечтал о необъятных просторах жизни. Образ океана,