Традиции Чехова и Салтыкова-Щедрина в произведениях Зощенко — страница 6

  • Просмотров 2111
  • Скачиваний 172
  • Размер файла 32
    Кб

беззаботно – шутливые нотки являются только лишь фоном для нот боли и горечи. За внешней непритязательностью того или иного рассказа, который на первый, поверхностный взгляд мог показаться и мелким по теме и пустяковым по мысли, за всеми его шуточками, остротами и курьёзами, призванными, казалось бы, только повеселить «уважаемых граждан», у него всегда таилась взрывчатой силы остронасущная, живая проблема дня. Этих проблем в

поле зрения Зощенко всегда находилось великое множество – и тех, которые только что заявили о своём рождении, и тех, которые уже обрели реальные контуры. И в разное время, но всегда точно ко времени, когда та или иная, набравшая силу, проблема уже не имела далее прав оставаться неподнадзорной, Зощенко, максимально вооружённый знанием предмета, писал свой очередной рассказ. И попадал, как правило, в самую точку. У него было особое

чутьё на малейшие колебания и перепады в общественной атмосфере. Он безошибочно верно улавливал жизненно главный вопрос, именно тот, что как раз сегодня вставал перед массой людей. Так, в нужный момент появились его рассказы о жилищном кризисе, принявшем угрожающие размеры в середине двадцатых годов («Кризис»). О равнодушии лиц, в чьи прямые обязанности входила забота о благоустройстве людей («История болезни»). Об

административных перегибах, бюрократизме («Кочерга»), волоките, взяточничестве и многом, многом другом, с чем приходилось сталкиваться людям в повседневном быту. Со словом «быт» связанно понятие «обыватель». Есть устоявшееся мнение, что зощенковская сатира высмеивала и разоблачала обывателя. Что Зощенко выставил на публичное обозрение исключительный по своей отталкивающей выразительности его портрет, чтобы помочь

революции точнее определить цель, по которой необходимо вести массированный огонь. На первый взгляд, это так. Но призадумаемся… прежде всего, кто такой этот самый обыватель? Зощенко считал, что в чистом виде такой человеческой категории нет. Есть человек – носитель тех или иных обывательских черт. Эти черты есть в каждом человеке. Только у одного их меньше, у другого – больше. «Я соединяю эти характерные, часто затушёванные

черты в одном герое, и тогда герой становится нам знакомым и где-то виденным», - писал Зощенко. Он высмеивал обывательские черты в человеке, а не самого человека. Человек обыватель в его представлении был фигурой мифической, несуществующей. Будь то иначе, нам пришлось бы сказать, что обыватель и зощенковский «бедный» человек – одно и то же лицо. Ибо герои большинства сатирических рассказов Зощенко – именно «бедные» люди. Но это