Традиции Чехова и Салтыкова-Щедрина в произведениях Зощенко — страница 15

  • Просмотров 2381
  • Скачиваний 173
  • Размер файла 32
    Кб

Смех Зощенко Смех Зощенко – явление многостороннее, не закреплённое только традиционными понятиями представления. Это способ взаимодействия с бытом, способ существовать, жить, выживать, а не погибать в этом мире. Это условие существования писателя, как реального человека и персонажа, это уникальный инструмент, способный обнаружить разрушенные житейские и исторические связи. Проблема абсурда представляется крайне

существенной. Зощенковский материал – абсурдные структуры повседневности. Тексты Зощенко – это абсурд, взятый в рамку, в кавычки, представляемый всем наглядно, публично – как экзистенциальная и одновременно сугубо конкретная, житейская, социально закреплённая категория – как незыблемое устройство быта, бытия. Смех Зощенко – попытка найти ключ к этим абсурдным устройствам и, как ни парадоксально, - найти их законы. В этом

смысле, сугубая, почти болезненная литературность, потребность в литературе у Зощенко – один из путей к разгадке. Зощенко необходимы литературные опознавательные знаки, готовый литературный мир со своей твёрдой иерархией, ценностной закреплённостью, необходим, чтобы с его помощью ориентироваться в абсурдном мире. Зощенко, учитель и просветитель своих современников, различными способами боролся со страданиями и невежеством,

причиной страдания. Он вначале больше «смеялся сквозь слёзы», в свой период смешанной жалости и презрения к «малым сим», сокрушавшимся из-за потери галош и кражи пальто, а потом научился «смеяться над слезами», смеяться добродушно и снисходительно в надежде победить собственный ужас перед человеком и его страшной и тёмной участью (которую надо преодолеть любой ценой). Он решил увеличить беспощадность своего смеха по отношению

к самому себе. Ведь главным объектом его разоблачительного пафоса всё более делается он сам – слабый, нервный, раздражительный человек старого буржуазного, эгоцентрического мира, которому слишком часто нужны разные совершенно ненужные куколки, стишки и другие бесполезные и глупые игрушки. Значение наследия Зощенко Представление о Зощенко, просветителя благородного, просветительского сверхчеловечества, обогатило личное

его мифотворчество. В годы творчества Зощенко появилась необходимость самообновления писателя, исчерпавшего возможности сказа и фельетона, нуждавшегося в новой перспективы для старой темы перевоспитания человека. Зощенко не смог представить свою мечту без большой доли отчаяния и боли, чем и искупил многие наивные стороны своего личного мифотворчества. Современная Зощенко критика, даже самая дружелюбная, нередко объясняла