Толстой Война и мир Том 7

  • Просмотров 3076
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 520
    Кб

Abiword HTML Document Лев Николаевич Толстой Том 7. Война и мир Собрание сочинений в двадцати двух томах – 7 Лев Николаевич Толстой Собрание сочинений в двадцати двух томах Том 7. Война и мир Война и мир. Том 4 Часть первая I В Петербурге в это время в высших кругах, с большим жаром чем когданибудь, шла сложная борьба партий Румянцева, французов, Марии Феодоровны, цесаревича и других, заглушаемая, как всегда, трубением придворных трутней. Но

спокойная, роскошная, озабоченная только призраками, отражениями жизни, петербургская жизнь шла постарому; и изза хода этой жизни надо было делать большие усилия, чтобы сознавать опасность и то трудное положение, в котором находился русский народ. Те же были выходы, балы, тот же французский театр, те же интересы дворов, те же интересы службы и интриги. Только в самых высших кругах делались усилия для того, чтобы напоминать

трудность настоящего положения. Рассказывалось шепотом о том, как противоположно одна другой поступили, в столь трудных обстоятельствах, обе императрицы. Императрица Мария* Феодоровна, озабоченная благосостоянием подведомственных ей богоугодных и воспитательных учреждений, сделала распоряжение об отправке всех институтов в Казань*, и вещи этих заведений уже были уложены. Императрица же Елизавета Алексеевна на вопрос о том,

какие ей угодно сделать распоряжения, с свойственным ей русским патриотизмом изволила ответить, что о государственных учреждениях она не может делать распоряжений, так как это касается государя; о том же, что лично зависит от нее, она изволила сказать, что она последняя выедет из Петербурга. У Анны Павловны 26го августа, в самый день Бородинского сражения, был вечер, цветком которого должно было быть чтение письма преосвященного,

написанного при посылке государю образа преподобного угодника Сергия.* Письмо это почиталось образцом патриотического духовного красноречия. Прочесть его должен был сам князь Василий, славившийся своим искусством чтения. (Он же читывал и у императрицы.) Искусство чтения считалось в том, чтобы громко, певуче, между отчаянным завыванием и нежным ропотом переливать слова, совершенно независимо от их значения, так что совершенно