Толстой Война и мир Том 4 — страница 3

  • Просмотров 14733
  • Скачиваний 9
  • Размер файла 493
    Кб

прибавила она, опять успокоиваясь,– нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de Mortemart, il est allié aux Montmorency par les Rohans10 , одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом l'abbé Morio;11 вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете? –А! Я очень рад буду,– сказал князь.– Скажите,– прибавил он, как будто только что вспомнив чтото и особеннонебрежно, тогда как то, о чем он спрашивал, было

главной целью его посещения,– правда, что l'impératricemère12 желает назначения барона Функе первым секретарем в Вену? C'est un pauvre sire, ce baron, à ce qu'il paraît13 .– Князь Василий желал определить сына на это место, которое через императрицу Марию Феодоровну старались доставить барону. Анна Павловна почти закрыла глаза в знак того, что ни она, ни кто другой не могут судить про то, что угодно или нравится императрице. –Monsieur le baron de Funke a été recommandé à

l'impératricemère par sa sœur14 ,– только сказала она грустным, сухим тоном. В то время как Анна Павловна назвала императрицу, лицо ее вдруг представило глубокое и искреннее выражение преданности и уважения, соединенное с грустью, что с ней бывало каждый раз, когда она в разговоре упоминала о своей высокой покровительнице. Она сказала, что ее величество изволила оказать барону Функе beaucoup d'estime15 , и опять взгляд ее подернулся грустью. Князь

равнодушно замолк. Анна Павловна, с свойственною ей придворною и женскою ловкостью и быстротою такта, захотела и щелкануть князя за то, что он дерзнул так отозваться о лице, рекомендованном императрице, и в то же время утешить его. –Mais à propos de votre famille,– сказала она,– знаете ли, что ваша дочь, с тех пор как выезжает, fait les délices de tout le monde. On la trouve belle comme le jour16 . Князь наклонился в знак уважения и признательности. –Я часто думаю,–

продолжала Анна Павловна после минутного молчания, придвигаясь к князю и ласково улыбаясь ему, как будто выказывая этим, что политические и светские разговоры кончены и теперь начинается задушевный,– я часто думаю, как иногда несправедливо распределяется счастие жизни. За что вам дала судьба таких двух славных детей (исключая Анатоля, вашего меньшого, я его не люблю,– вставила она безапелляционно, приподняв брови),– таких

прелестных детей? А вы, право, менее всех цените их и потому их не сто ите. И она улыбнулась своею восторженною улыбкой. –Que voulezvous? Lafater aurait dit que je n'ai pas la bosse de la paternité17 ,– сказал князь. –Перестаньте шутить. Я хотела серьезно поговорить с вами. Знаете, я недовольна вашим меньшим сыном. Между нами будь сказано (лицо ее приняло грустное выражение), о нем говорили у ее величества и жалеют вас… Князь не отвечал, но она молча, значительно