Толстой Воспоминание о суде над солдатом — страница 6

  • Просмотров 263
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 24
    Кб

что необходимо убить одного или многих людей, то нет никакой причины, по какой другой человек или другие люди не найдут той же необходимости для убийства других людей. А какая же может быть разумная жизнь и нравственность среди людей, которые могут по своим решениям убивать друг друга. Я смутно чувствовал тогда уже, что оправдание убийства церковью и наукою, вместо достижения своей цели: оправдания, напротив того, показывает

лживость церкви и лживость науки. В первый раз я смутно почувствовал это в Париже, когда видел издалека смертную казнь; яснее, гораздо яснее почувствовал это теперь, когда принимал участие в этом деле. Но мне всё еще было страшно верить себе и разойтись с суждениями всего мира. Только гораздо позднее я был приведен к необходимости веры себе и к отрицанию тех двух страшных обманов, держащих людей нашего времени в своей власти и

производящих все те бедствия, от которых страдает человечество: обман церковный и обман научный. Только гораздо позднее, когда уже я стал внимательно исследовать те доводы, которыми церковь и наука стараются поддерживать и оправдывать существование государства, я увидал те явные и грубые обманы, которыми и церковь и наука скрывают от людей злодеяния, совершаемые государством. Я увидал те рассуждения в катехизисах и научных

книгах, распространяемых миллионами, которыми объясняется необходимость и законность, убийства одних людей по воле других. Так, в катехизисе, по случаю шестой заповеди ‑ не убий ‑ люди с первых же строк научаются убивать. "В. Что запрещается в шестой заповеди? О. Убийство или отнятие жизни у ближнего каким бы то ни было образом. В. Всякое ли отнятие жизни есть законопреступное убийство? О. Не есть беззаконное убийство,

когда отнимают жизнь по должности, как‑то: 1) когда преступника наказывают по правосудию, 2) когда убивают неприятеля на войне за государя и отечество". И дальше: "В. Какие случаи относиться могут к законопреступному убийству? О. Когда кто укрывает или освобождает убийцу". В "научных" же сочинениях двух сортов: в сочинениях, называемых юриспруденцией с своим уголовным правом, и в сочинениях, называемых чисто

научными, доказывается то же самое еще с большей ограниченностью и смелостью. Об уголовном праве нечего и говорить: оно всё есть ряд самых очевидных софизмов, имеющих целью оправдать всякое насилие человека над человеком и caмое убийство. В научных же сочинениях, начиная с Дарвина, ставящего закон борьбы за существование в основу прогресса жизни, это самое подразумевается. Некоторые же enfants terribles этого учения, как знаменитый