Толстой Три смерти — страница 9

  • Просмотров 568
  • Скачиваний 8
  • Размер файла 28
    Кб

псалтырь, ‑ возьмешь от них дух ‑ умирают и в прах свой возвращаются. Пошлешь дух твой ‑ созидаются и обновляют лицо земли. Да будет господу слава вовеки". Лицо усопшей было строго, спокойно и величаво. Ни в чистом холодном лбе, ни в твердо сложенных устах ничто не двигалось. Она вся была внимание. Но понимала ли она хоть теперь великие слова эти? IV Через месяц над могилой усопшей воздвиглась каменная часовня. Над могилой

ямщика все еще не было камня, и только светло‑зеленая трава пробивала над бугорком, служившим единственным признаком прошедшего существования человека. ‑ А грех тебе будет, Серега, ‑ говорила раз кухарка на станции, ‑ коли ты Хведору камня не купишь. То говорил: зима, зима, а нынче что ж слова не держишь? Ведь при мне было. Он уж приходил к тебе раз просить: не купишь, еще раз придет, душить станет. ‑ Да что, я разве

отрекаюсь, ‑ отвечал Серега, ‑ я камень куплю, как сказал, куплю, в полтора целковых куплю. Я не забыл, да ведь привезть надо. Как случай в город будет, так и куплю. ‑ Ты бы хошь крест поставил, вот что, ‑ отозвался старый ямщик, ‑ а то впрямь дурно. Сапоги‑то носишь. ‑ Где его возьмешь крест‑то? из полена не вытешешь? ‑ Что говоришь‑то? Из полена не вытешешь, возьми топор да в рощу пораньше сходи, вот и вытешешь.

Ясенку ли, что ли, срубишь. Вот и голубец будет. А то, поди, еще объездчика пой водкой. За всякой дрянью поить не наготовишься. Вон я намедни вагу сломал, новую вырубил важную, никто слова не сказал. Ранним утром, чуть зорька, Серега взял топор и пошел в рощу. На всем лежал холодный матовый покров еще падавшей, не освещенной солнцем росы. Восток незаметно яснел, отражая свой слабый свет на подернутом тонкими тучами своде неба. Ни одна

травка внизу, ни один лист на верхней ветви дерева не шевелились. Только изредка слышавшиеся звуки крыльев в чаще дерева или шелеста по земле нарушали тишину леса. Вдруг странный, чуждый природе звук разнесся и замер на опушке леса. Но снова послышался звук и равномерно стал повторяться внизу около ствола одного из неподвижных деревьев. Одна из макуш необычайно затрепетала, сочные листья ее зашептали что‑то, и малиновка,

сидевшая на одной из ветвей ее, со свистом перепорхнула два раза и, подергивая хвостиком, села на другое дерево. Топор низом звучал глуше и глуше, сочные белые щепки летели на росистую траву, и легкий треск послышался из‑за ударов. Дерево вздрогнуло всем телом, погнулось и быстро выпрямилось, испуганно колебаясь на своем корне. На мгновенье все затихло, но снова погнулось дерево, снова послышался треск в его стволе, и, ломая